SportWeek Теннис Мозаика Новака Джоковича

Мозаика Новака Джоковича

Текст: Виктор Радзиевский

В Париже, на стадионе Филиппа Шатерье, главной арене главного грунтового турнира года, завершилась беспрецедентная серия побед Новака Джоковича. Это произошло в полуфинале открытого чемпионата Франции, когда сербу не удалось одолеть Роджера Федерера. Таким образом, он остановился в одном шаге от возможности стать первой ракеткой мира.


Новак мог бы оказаться на первой строчке рейтинга и при других условиях: если бы Рафаэль Надаль проиграл свой полуфинальный матч Энди Маррею – но испанец отстоял свои позиции. Так что смена мирового лидера откладывается. И все же, по мнению многих экспертов, такой поворот событий в ближайшей перспективе вполне вероятен.

Обычно сами спортсмены победу на турнире «Большого шлема» предпочитают любым рейтинговым раскладам, но тут случай особый: с февраля 2004-го, когда рейтинг возглавил Роджер Федерер, только ему и Рафаэлю Надалю принадлежало мировое лидерство. Семь лет! А вкупе с титулами грандсламов (24 из 28!) это означало тотальное доминирование. Да, время от времени взять верх над Федерером, а тем более над Надалем (на харде, о грунте речь не шла) было возможно. И Джоковичу это иногда удавалось, начиная с монреальской весны 2007-го, когда он сенсационно обыграл три первые ракетки мира, повторив достижение Бориса Беккера 17-летней давности. Но стать по итогам 52 недель лучшим в эпоху, которая все еще принадлежит Федереру и Надалю, – об этом можно только мечтать. Впрочем, не только мечтать, но и учиться побеждать. Похоже, именно в этом Новак преуспел. Поэтому есть смысл, отталкиваясь от парижских событий, оглянуться назад и еще раз оценить путь Новака в нынешнем сезоне.

Отправной точкой стала впечатляющая победа сербов в финале Кубка Дэвиса над сильной французской командой. Как говорится, все силы были положены на алтарь успеха. С тех пор Новак не уступил ни одного матча, его беспроигрышная серия (41 победа с начала сезона, 43 – если считать с прошлого года) перекрыла все подобные достижения, кроме рекорда американца Джона Макинроя. Серия Новака, действительно, во многом уникальна, она сочетает в себе эффекты неожиданности и вместе с тем постепенности, в ней есть набор высоты и отдельные победы-рекорды, матчи-шедевры. Она началась с Australian Open, где особняком стоят победа в полуфинале над Роджером Федерером и в финале – над Марреем. Обе, как ни странно, дались Новаку легко. Затем – первая в жизни победа над Надалем в финале турнира. Это был «Мастерс» в Индиан-Уэллсе. Новак уступил первый сет, а потом обрушился на испанца, как стенобитная машина, поставленная перед неодолимой, казалось бы, крепостью. И крепость сдалась.

Дальше был еще один американский «Мастерс» – в Майами. Кстати, забыл сказать: все это хард, где Новаку и раньше удавалось Надаля побеждать. Но только не в финалах, которые испанец почти никогда не проигрывает. В Майами проблема для серба была чисто психологическая: доказать неслучайность прошлого успеха. К тому же Надаль теперь хорошо знал, чего ожидать от «нового» Джоковича. Но знание это Рафе не помогло – все повторилось: проигрыш первой партии (серб опять не сразу включился в игру), а потом – планомерный стенобитный разгром.

Наверняка Надаль и его команда хотели поскорее забыть хардовые неудачи и делали ставку, как всегда, на грунтовую часть сезона, которая заканчивается Парижем. Преимущество испанца на глиняных кортах воспринималось неоспоримо и правомерно, как приход весны. Пять побед на «Ролан Гаррос», всего шесть проигранных матчей на грунте – за все эти годы! Причем был четырехлетний период, когда Рафа не проигрывал вообще никому. Безнадежность всех попыток свергнуть «Короля грунта» побудили одного теннисного писателя – Питера Бодо – сочинить ироническое письмо в адрес испанца, в котором он призвал его умерить свой грунтовый пыл и дать шанс кому-то из тех, кого он регулярно «втаптывает в грязь», поймать свою птицу-удачу.

Бодо будто в воду глядел: нет, Надаль, конечно, не смягчился и не проявил «сознательность и гуманность», но один из тех, кого он «втаптывал в грязь», – Новак Джокович, который в 2009 г., после проигрыша Рафе в Мадриде, в равном абсолютно матче, полгода не мог прийти в себя и вновь обрести свою игру, – на этот раз приехал в Мадрид за победой. Именно с настроем победить, а не с романтическим порывом, как это было в 2009-м, – дать бой, сражаться на равных. Нет, одной смелости и самоотдачи в прошлый раз оказалось недостаточно, хотя корты Мадрида в условиях среднегорья не очень удобны испанцу – они слишком быстры, и именно на таком грунте можно было попробовать впервые одолеть Надаля, но не хватило чуть-чуть холодной головы, прагматизма, того, что дает не смелость, а уверенность. И вот именно это – уверенную игру против Надаля на грунте – Новак смог записать себе в актив и пополнил свою серию еще одним достижением. Причем испанца он победил в двух сетах (7:5 6:4), действуя без раскачки – вошел в игру, можно сказать, одним прыжком и повел 4:0!

Победная серия серба продолжала катиться, вызывая удивление, восхищение, порождая предположения и споры. Новак пропустил «Мастерс» в Монте-Карло, дав ненадолго передышку Надалю. Впрочем, в Монте-Карло у Рафы легкой победы не получилось: неожиданный, хотя, с другой стороны, и предсказуемый бой дал ему Энди Маррей, выигравший один сет и вообще изрядно повозивший испанца по задней линии, заставивший его потрудиться изо всех сил. Энди – талантливейший игрок, четвертая ракетка мира, он однокашник Новака, еще в юношах вместе играли, и последние годы их успехи были сопоставимы, так что камбэк Новака вовлек в свою орбиту и шотландца, который, на мой взгляд, на следующем грунтовом «Мастерсе» – в Риме – даже оказался для серба более опасным, чем Надаль. Потребовалось три партии, и в решающей Энди подавал на матч, ему оставалось выиграть лишь два очка, и был бы конец беспроигрышной серии, но…

Опять сверхточная игра Новака в сверхответственный момент – и перевод игры в тай-брейк, где преимущество Джоковича было неоспоримо. Хоть и называют тай-брейк лотереей, но мне так не кажется. Просто тут цена каждого игрового эпизода, каждой тактической задумки, игровой мысли очень высока. И все же такой Маррей мне очень понравился. Удивительно, но в финале римского «Мастерса» Джокович играл с Надалем (которого победил в четвертый раз подряд) свободнее, легче и выглядел, как ни странно, менее утомленным, чем в матче с Энди. Утомление накатывало волнами, но Новак умел его преодолевать. В целом же этот поединок, несмотря на его неровность, показался мне креативнее, чем с Надалем.

С Рафой Новак действовал не то чтобы шаблонно – он использовал в основном свою новую контригру против него и старался не отступать от этого стиля и этой тактики. А Маррей, пусть не сразу, но навязал все-таки более коварный теннис, заставлял серба отходить от своей схемы, играть то тоньше, то острее. Были эпизоды, которые можно назвать дуэлью диагональных бэкхендов, дуэлью форхендов, дуэлью дропшотов. Энди словно говорил: «И я так могу, ну, давай посмотрим, кто дольше выдержит». И начиналось: остро, еще острее, уже так остро, что острее невозможно, и перевести с диагонали по прямой с такого угла и при такой скорости, кажется, тоже не получится, и вдруг Джокович переводит! А иногда Энди такие дуэли выигрывал. Еще они часто строили классические углы – все, как обычно, но каждый готовил и ждал от другого нестандартного хода.

Так вот, у шотландца, как мне показалось, голова интереснее устроена, чем у испанца. Кстати, и он, и Джокович показали в Риме, что даже на так называемом медленном грунте можно действовать почти что в темпе быстрых покрытий и даже – с полулета. И в этом видятся новые перспективы игры на грунте. В Париже Новака, как и всю первую четверку, ждали новые испытания.

Если Надаля едва не выбил в первом круге американский гигант Изнер, соавтор установленного на Уимблдоне – вместе с французом Маю – рекорда продолжительности игры (взял у испанца аж два сета!), то Джокович споткнулся о другого гиганта – дель Потро. Чемпион US Open-2009, только набирающий форму после травмы кисти, уступив сербу первый сет, во втором выглядел очень достойно: играл глубоко, разводил широко и, главное, делал это вовремя. Новак оказался не готов к такому мощному системному сопротивлению, даже, точнее сказать, давлению, и отдал партию, после которой, к счастью для него, матч был отложен из-за темноты. А на следующий день все было подругому: аргентинец не выдержал темпа, предложенного Новаком. И игра его рассыпалась.

Конечно, если уж описывать беспроигрышную серию Джоковича более подробно, то можно вспомнить и его предыдущий матч – с Ришаром Гаске. Француз, к слову, незадолго до этого в Риме сенсационно обыграл Федерера, пробудив в очередной раз интерес к своему хрупкому таланту, который то проявляется неожиданно ярко, то надолго пропадает. В Риме проявился, в Париже, к сожалению, пропал, и поддержка трибун не помогла – Новак без труда продолжил свою серию.

Четвертьфинал он пропустил из-за отказа соперника – испанца Фабио Фоньини. А дальше началось ожидание встречи с мэтром – Роджером Федерером, который, не потеряв ни одного сета, легко и непринужденно расправился с Янко Типсаревичем, Станисласом Вавринкой и Гаэлем Монфисом. Очередная победа над Роджером – вкупе с первой строчкой мирового рейтинга – могла стать красивейшим продолжением серии, но даже на этой стадии турнира, на этой точке нынешнего сезона результаты Новака (семь выигранных подряд турниров, четыре победы над Надалем, самая длинная в новейшей истории тенниса  беспроигрышная серия) можно признать почти фантастическими.

О постепенности набора этой невероятной высоты Новаком в нынешнем сезоне я вроде как рассказал, а в чем же была неожиданность этого прорыва? Ну, хотя бы в том, что его предшественники, выдававшие подобные камбэки с начала сезона, – Иван Лендл, Пит Сампрас, Андре Агасси, Роджер Федерер, Рафаэль Надаль – уже были звездами первой величины, от них ждали подвигов. А Джокович после победы на Открытом чемпионате Австралии в 2008-м так и ходил в подающих надежды – вплоть до января нынешнего года. И вдруг эти надежды оказались не напрасными – это ужасно приятно.

И специалистам, и болельщикам, хорошо знающим серба, хочется понять, как произошло его преображение. Как самоуверенность превращается в уверенность, а наивные амбиции, вызывавшие зачастую смех, оборачиваются спокойной мужской силой? Раньше Новак любил поговорить, а теперь скуп на откровения – наверное, боится спугнуть удачу. И все же он слегка приоткрывает завесу таинственности, рассказывая о своей замечательной команде, в которой, например, есть прекрасный врач.

«Его зовут Игорь Цетоевич, – говорит Новак, – он диетолог, и он сильно изменил мой рацион, после того как выяснилось, что я не переношу некоторые ингредиенты, например, клейковину. Это значит, что мне нельзя употреблять такие продукты, как пицца, паста и хлеб. Я потерял в весе, но это только помогло мне, я стал лучше двигаться и прекрасно чувствую себя физически. Все кусочки сложились в мозаику после долгих лет упорного труда, и сейчас мы собираем урожай».

SPORTWEEK № 21 (160)

 



ZOOM

10 МАРТА 2011 ГОДА. МАНЧЕСТЕР (АНГЛИЯ) Ребекка Адлингтон на чемпионате Великобритании, дистанция 800 м вольным стилем. (фото: FOTOBANK/Getty images/Clive Rose)

19 АВГУСТА, ЦЮРИХ (ШВЕЙЦАРИЯ) Чешская прыгунья с шестом Иржина Птачникова терпит неудачу на этапе «Бриллиантовой лиги» (фото: EPA/ALESSANDRO DELLA BELLA)

2 СЕНТЯБРЯ. ОКЛЕНД (НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ) Афелеки Пэйлинайс из Tasman пытается убежать от игроков Counties Manukau в матче 6-го раунда Кубка ITM (фото: FOTOBANK/Getty Images/Hannah Johnston)

SportWeek Опрос

Сколько российских клубов ("Рубин", "Спартак", "Локомотив" и "Алания") сумеют преодолеть раунд плэй-офф Лиги чемпионов и Лиги Европы?
 

rss
Карта