SportWeek Мотоспорт Французский акцент

Французский акцент

Переезд в Россию помог Арно Жакару раскрыть свое призвание: он переквалифицировался в мотогонщики и добился на этом поприще определенных успеховИнтервью: Ирина Спасская
Фотографии из личного архива Арно Жакара

Он учился ресторанному бизнесу в университете Лозанны, а весь свой коммерческий потенциал реализовал в России. Во Франции Арно Жакар был молодым человеком без особенной страсти в жизни, у нас господин Жакар стал крупным коммерсантом – большим человеком в кейтеринговом бизнесе. И если вам надо обед в офис – это по его части. А еще Жакар – это 18 столичных магазинов «Le Хлеб». Но главная страсть Арно – мотоциклы. Чтобы по бездорожью и адреналин рекой. И тут Россия оказалась очень кстати.

- Вы очень неплохо говорите по-русски. Точно, образно. Первое слово, которое появилось в вашем русском словаре?..

- Скорее всего, «да». Я не могу сказать, что я неконфликтный человек, который пытается сгладить все углы. Знаете, иногда даже необходимо конфликтовать, чтобы добиться своего, но я все-таки мирный. И это несмотря на то, что под моим началом коллектив из 250 человек, но я стараюсь находить компромисс.

Год назад Жакар готовился к старту в «Дакаре». Но тогда организаторы по соображениям безопасности отменили соревнование. Отложенная мечта воплотилась в жизнь в этом январе, когда обрусевший француз стал вторым на Africa Race- В нашу страну вас привел бизнес, но именно в России вы стали спортсменом.

- Все правильно. Хотя в первую очередь я, конечно, бизнесмен. Но огромные пространства России и возможности, которые здесь открываются в технических видах спорта, я оценил сразу. А начинал со спортивного пилотажа самолета Як-52 в Подольске. Кстати, у меня есть лицензия на управление воздушными судами. Но через пять лет все мои занятия закончились в один момент. Я узнал, что мой учитель – один из лучших тест-пилотов России – погиб на испытании летной техники. И после этой трагедии внутри меня что-то оборвалось и я ушел из авиации.

- Но известны вы стали как мотогонщик: победили в «Эндуро Шоу» в категории «Спорт», а заодно выиграли всероссийский чемпионат эндуро на снегоходах. Как произошла переквалификация из летчиков в гонщики?

- Я рядом со своей дачей пытался на обычном снегоходе делать какие-то прыжки. Но знающие люди подсказали, что с такой техникой у меня ничего не получится. Мне вообще по жизни везет на потрясающих энтузиастов технических видов спорта, обожающих гоняться на двух или на четырех колесах. К тому же в России кроме необъятных просторов есть еще один плюс, особенно заметный на фоне глобального потепления. В вашей стране есть снег, можно тренироваться или, к примеру, проложить очень красивый маршрут по всей России. Три года назад мы организовали экспедицию Москва – Питер, которая вызвала потрясающий резонанс и восторг. И все участники этого путешествия, будь то бизнесмен, или простой механик, или заместитель главы администрации Подмосковья, были в одинаковых условиях. И снегоходы топили, и через руль перелетали.

- Вы сумасшедший?

- Что вы (смеется)! Эту экспедицию мы продумывали, прокладывали маршрут в течение двух лет. По ходу дистанции было и милицейское сопровождение, и вертолет. Все было очень серьезно. Кстати, экспедиция прошла через места, связанные с разгромом фашистских войск. Это было интереснейшее историческое путешествие.

- Вы можете сказать, что совсем обрусели?

- Я считаю, что Россия – моя вторая родина. Я обязан этой стране и ее людям многим. Я женился здесь, и у меня есть двое детей, которых можно считать и русскими, и французами. Да и в спорте я защищаю флаг России. Есть французы, которые хотели бы, чтобы я выступал за свою родную страну. Но я все-таки любитель, а не профессионал, просто я достиг  довольно неплохих результатов. И в январе с гордостью поднял российский флаг на второй ступеньке пьедестала почета на Africa Race. Я был в восторге от органиации этих соревнований, от маршрута. Это настоящий «Дакар».

- Подождите, «Дакар» проходил в этом году в Южной Америке. То, где стартовали вы, называется иначе.

- Мы с моим другом-гонщиком Алексеем Коломыцыным собирались участвовать в прошлом году в «Дакаре». И когда организаторы по соображениям безопасности его отменили,  ухнула моя мечта. И я до сих пор страшно переживаю случившееся. Это не только финансовые потери. Тридцать лет среди моих близких и родственников были люди, которые реально сделали «Дакар». И, между прочим, начинали они с малого. В первом «Дакаре» приняли участие 182 экипажа, из них финишировали 74. И это были совсем «отмороженные» гонщики. Среди них были братья Маро (Бернар и Жан-Клод), они уже выступали в чемпионате Франции, а тренировались в лесу. И я по их следам катался на велосипеде, имитируя шум двигателя (смеется).

Я рядом со свой дачей пытался на обычном снегоходе делать какие-то прыжки. Но знающие люди подсказали, что с такой техникой у меня ничего не получится

- Но у «Дакара» ведь есть владелец – компания ASO, которая все организует и обладает всеми правами на этот бренд.

- «Дакар» – это не фирма, которую можно купить. Дакар – это город, «Дакар» – это гонка, которая обязательно проходит через Африку. Я, безусловно, с уважением отношусь к ASO. У них, конечно, будет самая представительная, престижная и тяжелая гонка в мире. И в Америке в этом году был совершенно сумасшедший ралли-рейд. Но для меня первый «Дакар» должен быть традиционным. Поэтому, когда мне напрямую позвонил господин Юбер Ориоль и сказал: «Давай, Арно, помоги!» – я не раздумывал. К сожалению, Юбер не совсем оценил соперников, ведь против него была Amaury Sport Organization (ASO),  известная как организатор важнейших спортивных мероприятий, включая велогонки «Тур де Франс», «Париж – Ницца» и «Ралли Дакар». Кроме того, хозяин ASO владеет еще и  крупнейшей во Франции медиа-группой. Конкурировать с ним сложно. Увы, Юбер проиграл суд с ASO. И все мы ехали не на «Дакаре», а на Africa Race.

- Что или кто был против того, чтобы гонщики выступали в Африке?

- Точно не лидеры африканских стран, которые были страшно обижены отказом проводить «Дакар» из-за соображений безопасности. Юберу Ориолю звонил премьер-министр Сенегала, рассказал о трехлетней финансовой поддержке проекта и озвучил просьбу продолжать гонку, которая проходит по Африке уже давно. Против нас сыграл не вовремя начавшийся финансовый кризис, который напугал спонсоров. К тому же восстали зеленые, считающие, что ралли-рейды проводятся для капризных больших испорченных детей. Что мы убиваем, загрязняем и прочее.

Главное впечатление, которое вынес Жакар из гонок высшего уровня, заключается в том, что побеждает там не самый быстрый, а самый мудрый- А что, выхлопы от автомобилей и мотоциклов стали уже экологически безопасными, а во время гонки не гибнут спортсмены и зрители?

- Гонщики – эталон поведения и спортивной этики. И поверьте, из-за них не случится глобального потепления. Эта волна протестов – просто шумиха. К тому же все участники ралли-рейда из своих средств помогают людям в странах, через которые проходят гонки. Кроме того, мы тратим довольно денег по дороге. В каждом африканском поселке на нас буквально набрасываются местные жители. Мы покупаем кучу сувениров, мы общаемся с местными. А те, кто бросается под наши колеса, неконтролируемы. И в любом городе такое происходит на каждом шагу. А погибшие спортсмены? Все знают, что риск существует. Это личный выбор каждого. Безусловно, смерть – трагедия. Но если обращать внимание на каждую жертву автоаварии и показывать это по телевизору, то такие передачи шли бы круглосуточно. И у всех была бы депрессия.

- Помня акции боевиков на территории Мавритании и вообще нестабильность в Африке, вы не боялись стартовать в этом году, не испугались перспективы отдать вооруженным людям свой мотоцикл и наличность?

- Если попадешь в такую ситуацию, то деньги и мотоцикл – самое легкое, чем ты можешь отделаться, кстати, то же самое происходит и на улицах современных городов. Я убедился: такие масштабные проекты – хорошая цель для террористов. И организаторы не виноваты в произошедшем. Если террористы захотят, они пролезут всюду. Организаторы Africa Race знали, на что идут, они получили поддержку французского правительства и французского КГБ (смеется). Здесь нет сравнения с традиционным «Дакаром», на Africa Race нас было мало, караван не так растягивается. Однажды в пустыне я пять минут откапывал мотоцикл, и вдруг в месте, где, по твоему убеждению, не может быть никого, появились люди в зеленой униформе и с оружием, оберегающие нашу безопасность.

- Что было самым трудным на Africa Race?

- В Мавритании я страдал от очень тонкого песка. Он по сыпучести похож на муку. И мой мощный тяжелый мотоцикл просто тонул, входил в этот песок, как нож в масло. Я откапывался как проклятый. Ты отваливаешь песок, а он тебя засыпает и засыпает. Через 10 минут таких раскопок появились представители службы безопасности Мавритании, проверили, что я не попал в беду. Знаете, я спортсмен, а не воин. Юбер Ориоль дал мне гарантии безопасности. Я ему поверил.

- Основатель «Дакара» Тьерри Сабин еще четверть века назад предупреждал, что африканские пески и эта придуманная им адская гонка могут оказывать на людей странное, почти волшебное воздействие.

- У меня до сих пор стоит перед глазами картина. Ориоль победно пересекает финишную черту с двумя сломанными ногами, плачет и клянется, что этот «Дакар» – последний. Так говорит каждый мотоциклист, и я после своего «Дакара» сказал – все, мечта осуществилась. У меня подскочила температура до 39 градусов. За три дня до финиша я простудился, попив ледяной воды. Еле-еле доехал до Розового озера. Ощущение, что ты – герой и исполнил высшую миссию своей жизни, а теперь надо плюнуть на все и больше не гоняться. А уже через три недели я планировал, как буду выступать на «Дакаре» в следующем году. От этого синдрома не может избавиться ни один уважающий себя мотоциклист.

в январе с гордостью поднял российский флаг на второй ступеньке пьедестала почета на Africa Race. Я был в восторге от организации этих соревнований, от маршрута. Это настоящий «Дакар» - Как профессиональные гонщики относятся к любителям?

- Жан-Луи Шлессер меня даже ждал как-то на этапе за 3 км до финиша. А потом дал мне мастер-класс пилотажа по дюнам. И я наслаждался тем, как он классно глиссирует. Тебе говорят «ты» люди, которых ты почитаешь как легенду, Юбер Ориоль сажает свой вертолет рядом, чтобы сказать: «Браво, Арно! Ты прошел этот этап как настоящий мужик!» И все относятся к тебе так, как будто вы друзья с детства. Тот же Де Рой. Медж. Хотя профессионалы – отдельная статья. На одного гонщика работают три-четыре человека, и это не считая врача и массажиста. Даже если есть профессионал где-то рядом с тобой, он недосягаем. Смотришь – вот Сирил Депре, он потерял дорогу, плутает. Надо воспользоваться ситуацией и обойти его. Но Сирил – один из моих кумиров – обогнал меня с такой скоростью, как будто я стоял рядом с мотоциклом и не пытался выжать все соки из моей машины. Я поймал кураж, немного за ним проехал, но увы… Я любитель. Он профессионал, наши миры – разные, но на таких ралли-рейдах 20% – профи, а 80% – любители. Элита нужна, чтобы показывать результат, а мы сражаемся друг с другом.

- То есть вы – первый парень на деревне?

- (смеется) В принципе, да. В Марокко участвовал, финишировал четвертым, впереди три профессионала, в «Трансориенталь» – первый француз (с русским флагом) и любитель, в Африке, правда, было только два реальных соперника. Хосе Мануэль Пеллисеро и сам я. Но я раз и навсегда сделал для себя вывод: в таких гонках надо думать каждую секунду.  Основатель «Дакара» Тьерри Сабин гениально сказал: «Дакар» – это школа жизни». И реально: тот, кто выигрывает, – не самый быстрый гонщик. Побеждает грамотный, мудрый, подготовленный спортсмен. И еще, конечно, должно быть везение.

SPORTWEEK № 4 (41)

 


ZOOM


16 ДЕКАБРЯ. АБУ-ДАБИ (ОАЭ) Полуфинал клубного чемпионата мира по футболу «Барселона» (Испания) – «Атланте» (Мексика). В атаке – нападающий «Барсы» Златан Ибрагимович. Его команда победила – 3:1, после чего выиграла и финал у «Эстудиантеса». (фото: Action Images / Scott Heavey)


15 ДЕКАБРЯ. ЯНЧЖУ (КИТАЙ) Матч женского чемпионата мира по гандболу Дания – Россия. Наши девушки победили в этой игре 30:25 – и выиграли и турнир в целом. (фото: EPA/WU HONG)


20 ДЕКАБРЯ. МОСКВА Матч Кубка Первого Канала по хоккею Россия – Чехия. Сергей Федоров впечатывает в борт Петра Чаславу. Россияне выиграли встречу по буллитам (4:3). (фото: EPA/MAXIM SHIPENKOV)


17 ДЕКАБРЯ. ВАЛЬ-ГАРДЕНА (ИТАЛИЯ) Тренировка итальянского горнолыжника Вернера Хеела (фото: REUTERS/Max Rossi)


12 ДЕКАБРЯ. СТАМБУЛ Российский пловец Аркадий Вятчанин установил на чемпионате Европы новый мировой рекорд на дистанции 100 м на спине на короткой воде. (фото: REUTERS/STEFANO RELLANDINI)


12 ДЕКАБРЯ. МОСКВА В рамках международного Паралимпийского дня команды инвалидов Германии и Голландии провели хоккейный матч. (фото: EPA/SERGEI CHIRIKOV)

SportWeek Опрос

Ваше отношение к драке между Чеховским Витязем и Авангардом:
 

Карта