SportWeek Гимнастика Оценка по предмету

Оценка по предмету

Дарья Кондакова

Интервью: Ольга Кузьмич

На чемпионате мира по художественной гимнастике, впервые проходившем в России и завершившемся в минувшее воскресенье в московском спорткомплексе «Олимпийский», второй номер российской сборной Дарья Кондакова из Дмитрова стала автором мини-сенсации.

Выиграв золото в упражнении со скакалкой в личном турнире, она за последние два года стала первой гимнасткой, которой удалось потеснить с верхней ступени пьедестала российскую приму – олимпийскую чемпионку и многократную чемпионку мира и Европы Евгению Канаеву.

- Когда вы строили планы на этот юбилейный чемпионат мира, значились ли в них победы в индивидуальных видах? Ведь золото в командных соревнованиях – вещь для российских гимнасток сама собой разумеющаяся, да, собственно, оно в вашей коллекции и прежде имелось…

- Я вас уверяю, планы по медалям в нашем виде не строит ни одна гимнастка и ни один тренер. Не принято у нас планировать. Зато каждая из нас на всех соревнованиях без исключения, а на чемпионате мира особенно, стремится показать максимум того, на что она в данный момент способна. А как распределятся места, зависит от множества факторов. В том числе и от выступлений соперниц. Я, например, сама не видела, как со скакалкой выступала Женя Канаева в первый день финалов в индивидуальных видах. Говорят, она ошиблась, в какой-то момент упустив из рук один конец своей скакалки. Однако и мое выступление, несмотря на победу, мы с моим тренером Анной Шумиловой совсем уж безупречным не считаем. Я недокрутила один поворот.

- Анна Шумилова сказала, что вы молодец, сделали на чемпионате максимум и она вами  довольна.

- Самое главное, что в Москве я выступала довольно ярко и эмоционально. А эмоциональность – это очень важный в художественной гимнастике компонент. Можно пройти всю программу хорошо, без ошибок, но серенько и робко. А можно чуть ошибиться, но сделать программу настолько блестяще, что судьи махнут рукой – ну и бог с ней, с ошибкой.

- Вашему тренеру, например, больше понравилась не победная скакалка, а ваше выступление с обручем, которое вы проиграли Канаевой. Как думаете, почему?

- Потому что программа с обручем была сложнее, чем со скакалкой. Я, выйдя на ковер, волновалась страшно. Потому что мне предстояло выполнить в том числе и два уникальной сложности «подбива», которые на соревнованиях делаю сейчас только я. У каждой из сильных российских гимнасток, к слову, есть свои коронные элементы.

- Вы отдаете себе отчет в том, что побед теперь от вас будут ждать везде и всегда?

- Конечно. Но при этом я прекрасно понимаю, что до Жени Канаевой мне еще расти и расти. Вот у нее действительно очень сложные программы. К тому же она уникально дисциплинированный человек. И очень порядочный. По отношению к работе в целом и к нам, ее соперницам, в частности.

- А у вас какой характер?

- Я очень эмоциональная, и это часто сказывается на тренировках. Перехлест эмоций работе во вред. Но иногда все сходится в одном. Как это было, например, в упражнении со скакалкой на чемпионате мира. Порой, случается, хочется на все плюнуть и хлопнуть дверью. Но мой золотой тренер Анна Шумилова в такие моменты наступает себе на горло, терпит и все мои капризы старается пропускать мимо ушей. А еще, бывает, я обижаюсь на предмет. Это, конечно, плохо. Нельзя обижаться на предмет. И обижать его нельзя. Предмет не виноват. У него нет мозгов. Зато мозги есть у нас.

- Какой предмет – ваш любимый?

- Это зависит от моего настроения в данный конкретный момент. Но однозначно могу сказать: все предметы очень сложные, поэтому отношения с ними надо выстраивать долго и кропотливо.

- Как и когда вы с Анной Шумиловой нашли друг друга?

- Это интересная история. В 2005 году в Дмитрове открыли спортивный интернат. Меня туда пригласили как подающую надежды гимнастку, а Анну Шумилову – как подающего надежды тренера. С тех пор мы вместе и растем. Сама я родом из Сочи. Но, чтобы быть рядом со мной всегда, мои родители решили переехать в Дмитров. Мама – Ирина Викторовна – сейчас заместитель директора нашего интерната. Папа на пенсии, но, можно сказать, ведет все наше хозяйство и обеспечивает быт. Сначала в нашей гимнастической группе было семь человек, сейчас на весь интернат – уже пятнадцать гимнасток. Жаль, число мест ограниченное. Ведь талантливых детей у нас гораздо больше.

- Чем особенным вы выделялись из группы, что заставило вашего тренера обратить внимание именно на вас и уделить именно вам львиную долю своего времени и сил?

- Сначала я, ну, ничем таким особенным не выделялась. А уж о каких-то «сверхданных» вообще говорить не приходилось – ни гибкости, ни растяжки. Зато изначально у меня были очень высокий прыжок и, как бы это сформулировать правильно… какой-то стержень внутри, что ли. Тренер говорит, что я по природе своей – спортсменка. Вот, наверное, именно это качество и вышло на первый план. Упорная на тренировках, я способна много работать. Характер львиный, Лев я по гороскопу.

- Вы всегда были такая эмоциональная, как сейчас?

- Поначалу нет. Наоборот, я была очень сдержанная. А эмоции вылезли наружу после того, как я вернулась из групповых упражнений, где полтора года работала во втором составе сборной России. У меня, однако, так и не получилось, как мы говорим, встать на Олимпиаду 2008 года. Тогда у нас был просто шикарный состав первой олимпийской команды – девочки все одна к одной. А я была просто одна из… Да, хорошая, да, подающая надежды. Но и только. Словом, не пригодилась, так скажем. Но зато я получила колоссальный опыт. Работа в группе по 2,5 минуты требовала отменной функциональной формы. А прекрасный постановщик Ирина Зеновка, которая тогда с нами работала, научила меня делать все масштабно. Так вот, вернулась я восвояси вся такая масштабная.

- А Шумилова без проблем приняла вас назад, в свою группу?

- Так мы же не расставались. Она меня и в тот период курировала. Правда, больше на бытовом уровне. Отвозила-привозила. Но с мая 2008 года мы начали все с нуля. Ведь из группы мало кто возвращается в личный разряд. Видимо, мой тренер лучше меня могла оценить мой потенциал. Да и был ли он к тому времени вообще хотя бы наполовину раскрыт? Словом, мы решили попробовать. Спасибо Ирине Александровне Винер, которая в нас тогда поверила. Летом 2008 года мы начали работать над эмоциями. Чем же еще брать? Другие гимнастки хороши все до единой. Все красавицы, все яркие. Вот эту масштабность, которую я приобрела в групповых упражнениях, надо было скрестить с эмоциями. Потом, когда Ирина Александровна, которая обладает талантом все видеть наперед, поняла, что я что-то умею и могу, естественно, подключилась и она. И, работая со мной, раскрыла меня окончательно. Если сравнить видеозаписи моих выступлений образца 2006 года и нынешние, то становится понятно, что я изменилась просто до неузнаваемости. Главное – эмоционально.

SPORTWEEK № 38 (126)

 



SportWeek Опрос

Как закончится матч 1/4 финала Кубка Федерации Россия - Испания?
 

rss
Карта