SportWeek Борьба спортивная До «лампочки»

До «лампочки»

Юрий Патрикеев

Интервью: Андрей Митьков

На Олимпийских играх в Пекине выступит несколько десятков спортсменов, поменявших российское гражданство или совместивших его с каким-то другим. У каждого – своя причина, своя история. Но в последние годы из России в другие страны чаще всего переходят по причине острейшей конкуренции. Особенно в единоборствах – вольной и греко-римской борьбе, боксе, тяжелой атлетике, где на официальных международных турнирах представительство страны рассчитывается по формуле «одна весовая категория – один участник». Переходят – и часто поднимаются на пьедесталы чемпионатов Европы и мира, слушая на чужом языке неродной гимн. Sportweek представляет историю одного талантливого «перебежчика» – Юрия Патрикеева, трехкратного чемпиона Европы по греко-римской борьбе в супертяжелой категории.

 (фото: REUTERS/LEHTIKUVA/Sari Gustafsso)

Личное.

Первый раз я увидел Юрку Патрикеева в августе 2000 года. Накануне Олимпийских игр, в финале турнира памяти Ивана Поддубного в Подольске он через 45 секунд после начала схватки тушировал Рулона Гарднера, с размаху воткнув его головой в ковер. Победа 20-летнего белобрысого русского парня над безвестным американским увальнем никого не удивила, чуть раньше на турнире в Швеции победа оказалась тоже более чем убедительной – 8:0. Знаменитым Гарднер стал через месяц, победив в олимпийском финале небесспорным судейским решением трехкратного олимпийского чемпиона Александра Карелина – 1:0.

«Карелин – бог, а я – просто олимпийский чемпион», – как бы оправдывался американец. Но Сан Саныч за первое в течение 13 лет поражение был к себе беспощаден: «Лучше бы в Сидней поехал Юрка Патрикеев. Он дважды раскатал американца перед Олимпиадой, уверен, победил бы и там».

Карелин после Сиднея завершил карьеру. Патрикеев стал безоговорочным лидером сборной России. На чемпионате мира 2001 года в греческих Патрах жеребьевка свела Гарднера и Патрикеева уже в четвертьфинале. За минуту до конца второго периода Юрка выигрывал три балла. Не пытался удержать счет, продолжал активничать, нарвался на контратаку – и проиграл на туше. Президент Федерации спортивной борьбы России, олимпийский чемпион Михаил Мамиашвили так пнул по VIP-ложе, что она едва не сложилась. Но, остыв, признал: для победы Патрикееву не хватило опыта. Из Греции мы возвращались одним рейсом. В афинском аэропорту Леша Шевцов, выступавший в весе до 55 кг, попросил у друга Юрки мелочь – купить газировку в автомате. Патрикеев в железных монетах неожиданно отказал: «Мелочь я выброшу на летное поле, чтобы вернуться в Афины через три года».

Весной 2002 года Патрикеев выиграл свой первый чемпионат Европы. Осенью стал третьим на чемпионате мира в Москве. Но чтобы продолжать прогрессировать и начать наконец доминировать, не хватило опыта – не столько спортивного, сколько жизненного. Юрка – очень жизнерадостный, эмоциональный, общительный, заводной. В общем, в Краснодаре в драке получил нелегкую травму. Долго восстанавливался. Вернулся на большой ковер только в олимпийском 2004-м: зимой выиграл турнир памяти Ивана Поддубного. Потом – чемпионат Европы. Правда, к этому времени в сборной он был уже вторым номером, запасным: в 2003-м первое за четыре года золото чемпионатов мира России принес Хасан Бароев, кстати, в четвертьфинале уверенно обыграв все того же Гарднера. В финале чемпионата России-2004, где разыгрывалась путевка на Олимпийские игры в Афины, при
вызвавшем обсуждение судействе Бароев оказался сильнее Патрикеева.

В этот момент у Патрикеева совсем разладились отношения с главным тренером – великим и, как все великие старики, ужасным Геннадием Андреевичем Сапуновым. Юрка решил уйти в другую страну – и это оказалась Армения. После долгого перерыва мы увиделись в 2006-м, на московском чемпионате Европы. Россия разрешения Патрикееву выступать за Армению не дала, настояв на двухлетнем карантине, обязательном при смене гражданства, – и мы (вместе с Лешей Шевцовым) в пресс-центре пили чай из пластиковых стаканчиков. Спустя полгода он приехал на чемпионат мира в китайский Гуанчжоу, но разговоры, что федерации двух стран договорились, не подтвердились. Дебют Патрикеева за Армению случился только в 2007-м. На чемпионате Европы выступил неудачно (девятое место), на чемпионате мира в столице Азербайджана Баку выиграл бронзу. В апреле этого года стал трехкратным чемпионом Европы, в финале поборов Бароева. Сейчас готовится к Олимпийским играм в Пекине. Первым. И, возможно, не последним.

Патрикян.

- Юрка, у тебя ведь есть паспорт гражданина Армении?

- Ну, да, конечно. Как и гражданина России. Между нашими двумя странами, насколько я знаю, действует договор о двойном гражданстве.

- Правда, что твоя фамилия в армянском паспорте записана как Патрикян?

- Нормальная шутка. Только не новая. Буквально каждый первый знакомый в России приветствует меня именно так. На самом деле в армянском паспорте моя фамилия написана дважды, и оба раза как Патрикеев. Только первый раз – на армянском языке, а второй – на английском. По-армянски написать не смогу, а по-английски – все традиционно, Patrikeev.

- А разговорный армянский освоил?

- Какие-то обиходные слова знал еще раньше. Я уже добрые 15 лет живу в Краснодаре, здесь армян не меньше, чем русских. Среди них у меня много знакомых и товарищей, есть близкие друзья – Тигран и Мамикон. Они помогают мне в подготовке, в организации тренировочного процесса, и совсем не потому, что я сейчас выступаю за Армению. Просто уважают, хорошо относятся. «Здравствуйте», «как дела», «все хорошо» – на бытовом уровне разговариваю спокойно. Понимаю нюансы: как надо формулировать, когда общаешься с ровесником, как – когда со старшим.

- За Армению ты официально выступаешь…

- …с 2006 года.

- Хоть раз за это время был в Армении?

- В среднем раз в три месяца приезжаю в Армению обязательно. Или в столицу, в Ереван – на какие-то официальные мероприятия, или в горы, в Цахкадзор – на сборы, здесь знаменитая с советских времен высокогорная база, кстати, в очень хорошем состоянии.

- И много официальных мероприятий?

- Самое памятное – прием у президента Армении, тогда им еще был Роберт Кочарян. Осенью прошлого года, после чемпионата мира в Баку, где я завоевал бронзовую медаль, победив в схватке за третье место азербайджанского борца – бросил его на обратный. Между Арменией и Азербайджаном до сих пор нет дипломатических отношений. И когда я в Азербайджане победил азербайджанца, выиграв медаль чемпионата мира, – в Армении был почти национальный праздник. Я шел по Еревану, меня останавливали бабушки и говорили: «Спасибо, сынок». Кстати, говорили на русском. А потом был прием у Роберта Кочаряна, который тоже очень тепло поздравил, поблагодарил, наградил. До этого я жалел, что в полуфинале чемпионата в Баку судьи не засчитали мне бросок против кубинца, который мог вывести в финал, но после – перестал (смеется). Пожалуй, для Армении победа над азербайджанцем в столице Азербайджана была даже важнее золотой медали чемпионата мира.

- Объясни, а почему ты решил выступать именно за Армению?

- На самом деле вариантов было много. Приглашали и Украина, и Узбекистан – я даже ездил на переговоры. В какой-то момент думал отправиться в Европу – предложения поступали из Португалии, Германии, Испании.

- И чем Германия или Испания показались тебе хуже Армении?

- Во-первых, чтобы выступать за Германию или Испанию, мне пришлось бы с нуля учить иностранный язык. А я к этому не очень способен. Во-вторых, процесс оформления гражданства в этих странах – вообще в странах Западной Европы – гораздо более долгий и формализованный. Ждать пришлось бы дольше, не факт, что успели бы к Пекину. В-третьих, Армения предложила условия, которые меня устроили больше всего. Это вопрос не зарплаты, не денег, а прежде всего организации всего тренировочного процесса. Наконец, в-четвертых, Армения обещала быстро договориться с Россией. И договорилась – если не считать небольшого карантина, который мне все-таки пришлось отсидеть.

Наследник Карелина.

- Юрка, а почему ты вообще решил уйти из сборной России? Испугался появления сильного конкурента – Хасана Бароева?

- Проблема была не в Бароеве. Не такой уж он и непобедимый. Это и другие ребята доказывали – уже после его золота на Олимпийских играх в Афинах, и я сам – на чемпионате Европы-2008. Проблема была в тогдашнем главном тренере сборной России – Сапунове. В какой-то момент я понял, что не могу работать по его системе, когда сборная круглый год должна проводить на централизованных сборах. Когда я готовился дома, самостоятельно – имел более серьезные результаты. Но всегда нарывался на вопрос Геннадия Андреевича: а чем ты лучше Бароева, Мишина или Самургашева? В такой постановке вопроса Сапунов, конечно, был прав. Но и я так работать тоже уже не мог. Однообразие и атмосфера, которая из-за этого царила в команде, меня просто угнетали.

Второй - лишний (фото: Артем Поздеев/ Агенство Весь Спорт)

- То есть никакой обиды, когда уходил, не было?

- Если только на руководителей сборной и федерации. Что не поняли меня тогда. А ведь сейчас в сборной к спортсменам подходят по-другому. По индивидуальным графикам готовятся и Леша Мишин, и Володька Самургашев, и Хасан Бароев. С Хасаном у меня, кстати, хорошие, дружеские отношения. Когда встречаемся, всегда нормально общаемся. Отношусь к нему с большим уважением. О чем тут говорить – олимпийский чемпион. Молодец, блестяще воспользовался своим шансом.

- А какие у тебя были отношения с Карелиным?

- Отличные! Саша – фантастический человечище. Я рядом с ним два года провел – 1999-й и 2000-й. Последний раз виделись, кажется, в 2006-м, на турнире памяти Поддубного в Москве, я только начал выступать за Армению. Поприветствовал: «Здорово, иностранец». Тоже, кстати, спросил, не сменил ли я фамилию на Патрикян (смеется). А недавно прочитал Сашино интервью, где он высоко оценил мою победу в финале чемпионата Европы над Бароевым. Было очень приятно. И, честно скажу, это мнение Карелина стало для меня большим дополнительным стимулом в подготовке к Олимпийским играм. Не хочу его разочаровывать.

- Тебе, в общем-то, повезло, что не пришлось конкурировать с Сан Санычем за место в сборной.

- Как это не пришлось?! Я ведь два года по сборам не в качестве «мешка» ездил. В 20 лет у меня и сил, и амбиций, и понтов было – о-го-го! Сейчас даже страшно вспоминать, сколько (смеется). А если серьезно, в 2000-м я был готов очень хорошо – лучше, чем в 2004-м и даже сейчас. Считал, что именно я достоин и должен ехать на Олимпийские игры в Сидней.

- А бросал Карелина?

- Ну конечно. И на обратный, и на прогиб, и на бедро. Даже «лампочку» делал!

- А «лампочка» – это что такое?

- Такой захват, когда берешь за руку и за голову. В те годы в сборной России не отрабатывали тупо какие-то движения, приемы – все делали в борьбе, в постоянных спаррингах. Уже вроде бы и тренировка заканчивается, и сил никаких не осталось, и мысли только – как бы до кровати доползти. Но тут Виктор Михалыч Кузнецов, отвечавший в команде за супертяжей, говорит Саше: «Иди с Юркой в захват!» – и откуда только силы у меня брались! Я старался не только Карелину не позволить ничего сделать, но и сам пытался атаковать. Безусловно, большая заслуга в том, что я тогда так прогрессировал, принадлежит Саше и его тренеру Виктору Михалычу Кузнецову. В финале чемпионата России 2000 года я проиграл Карелину всего 0:1 – да и то в скрестном захвате, за два периода не пропустив ни одного приема. Это поражение, которым можно гордиться.

- Жалеешь о чем-нибудь?

- Может быть, что не уехал выступать за другую страну раньше. Если бы сделал это в 2000-м, думаю, имел бы сейчас совсем другие титулы и в 28 лет собирался бы ну никак не на первую свою Олимпиаду.

Патрикеев.

- За последнее время ты изменился?

- И очень сильно. Сейчас я уже не тот раздолбай, что был раньше. В прошлом году, сразу после чемпионата мира в Баку, женился. 31 января этого года стал отцом, Вика родила дочку, назвали София. Раньше был такой молодой одинокий волк. Сейчас живу и выступаю для своей семьи, в ней – смысл моей жизни. Потренировался – и скорей домой, с дочкой повозиться. Если собираемся с друзьями на шашлыки – уже с женами.

- А когда, где, как познакомился с супругой?

- Еще в 2005 году, в Москве, на базе в старой Олимпийской деревне. Вика сама из Пятигорска, в столице училась. Увидела меня – влюбилась по уши (смеется). Начали встречаться. А когда закончила учебу, решили пожениться. Свадьбу сыграли 17 октября. Выиграть Олимпийские игры для меня сейчас – это значит еще и материально обеспечить семью.

- Победа на апрельском чемпионате Европы для тебя много значит?

- Выигрывать всегда приятно. Но важнее золота чемпионата Европы для меня – победа над Хасаном в финале. В принципе, я находился тогда не в лучшем состоянии, как раз проводил базовую работу для Олимпиады. Но все равно, хотел я или нет, чемпионат Европы стал генеральной репетицией Пекина. И победа над Бароевым, признаюсь, меня вдохновила.

- Как организована твоя подготовка сейчас?

- В основном тренируюсь дома, в Краснодаре. Армянская федерация и мои друзья создали мне все условия. Недавно на две недели приезжал хороший спарринг-партнер из Израиля – молодой, злой. Ему сделали проживание, питание, гонорар заплатили. Через неделю приедет снова. Уверен, к Олимпийским играм в Пекине он поможет мне подготовиться наилучшим образом.

- И теперь на Олимпийские игры ты отправляешься…

- Только за золотом (перебивая)! В физической форме я нахожусь хорошей, а к Пекину еще добавлю. Травмы – тьфу-тьфу-тьфу – не мучают. Всех соперников знаю назубок. Мне вообще достаточно один раз увидеть, как человек борется, не говоря уже о том, чтобы побороться с ним самому – и я каждое его следующее движение предугадываю. Удобно: в процессе подготовки видео смотреть не нужно, во время схватки подсказки тренера слушать не обязательно (смеется).

- Если всех так хорошо помнишь, скажи, много будет опасных соперников на олимпийском ковре?

- Сильные ребята есть. Самый сильный – кубинец Михаил Лопес, Мишаня, как мы его зовем. Бароев, конечно, тоже не подарок. Еще есть американец, иранец, турок, венгр… Все хорошие, молодые ребята, но я их уже побеждал. А самое главное – знаю, как сделать это на Олимпийских играх.

- Когда вылетаешь в Пекин?

- 6 августа. 8-го – торжественное открытие, 13-го – взвешивание, 14-го – сама борьба. Кстати, полетим вместе с президентом Армении Сержем Саркисяном, с посадкой в Новосибирске. Обязательно выйду потрогать землю, которая питала Сашу Карелина. Надеюсь, мне она тоже даст силу. Я ведь, хотя и выступаю за Армению, все равно остаюсь и русским, и россиянином.

Автор – главный редактор Агентства спортивной информации «Весь спорт» (www.allsport.ru )

SPORTWEEK № 12-13 (12-13)

 




rss
Карта