SportWeek Шахматы Анатолий Карпов: Двойной юбилей

Анатолий Карпов: Двойной юбилей

Анатолий Карпов

Интервью: Александр Кочетков


23 мая великому шахматисту исполнилось 60 лет. Потом был юбилей, посвященный матчам с Корчным. Кроме того, очень много людей хотели и хотят поздравить двенадцатикратного чемпиона мира с важным в его жизни событием. О том, как проходили и проходят празднества, о планах и жизненной позиции он рассказал в интервью Sportweek.

- Анатолий Евгеньевич, насколько известно, вы отмечали круглую дату в Питере…


-Это так. Сначала отметили в узком кругу. Но с другой стороны, круг получился не такой уж узкий… Более ста человек. А на большой церемонии было больше тысячи. Но еще будут встречи в Москве, Италии… Почему первое мероприятие прошло в Питере? Может, потому, что я закончил в свое время Ленинградский государственный университет.

- Были известные гости?

- Если буду перечислять, то кого-то не назову, а человек обидится. Скажу так. Я был рад тому, что меня поздравили с юбилеем Дмитрий Анатольевич Медведев и Владимир Владимирович Путин. Кроме того, во многих изданиях вышли очерки обо мне или интервью. Такого внимания десять лет назад точно не было. Поэтому я приятно удивлен.

- Долго будет продолжаться праздник?

- Наверное, неделю. Но я считаю, что юбилей – всего лишь повод собрать друзей за одним большим столом и пообщаться. Не так ведь часто видимся. У всех дела. Поэтому, когда выпадает возможность, надо уметь радоваться жизни.

- А что после юбилея?


- Планов не скрываю. Уже в июне собираюсь открыть свою шахматную школу в Чехии. Есть и более долгосрочные проекты. Но о них с удовольствием расскажу позже. Пока это только наметки.

- Оглядываясь назад, что хотелось бы вспомнить больше всего?

- Да было в моей жизни много ярких событий, и всего не упомнишь. Но, многое, конечно, не забыть. Я закончил школу с золотой медалью и поехал в Москву из Тулы поступать в МГУ на физмат. Отец говорил мне: «Подготовься». А я ему ответил, что и так подкован. А для поступления не хватило всего полбалла. И я собрал вещи и поехал в Ленинград. Там меня сразу поздравили с зачислением. Я был хоть и молодым, но уже известным шахматистом. Было лето, так что я решил вернуться к родителям в Тулу. До начала учебы было далеко. До Москвы добирался на электричках – оттуда уже в Тулу хотел ехать. Решил купить гостинец родным! А в итоге поступил в ВУЗ. Пошел в Москве покупать конфеты. И тут «люди в штатском». Запомнили меня при поступлении в МГУ как шахматиста. Обидно им было, что я уехал в Питер. Да еще и Ботвинник за меня похлопотал. Так что я с отцом посоветовался, и он дал добро.

- И все-таки потом вернулись в Питер?

- Да. Я не хотел выступать за шахматный клуб «Буревестник». Но меня заставляли. А в городе на Неве меня не заставляли за него играть.

- Ну, кроме этого можно вспомнить и матчи с Корчным, Каспаровым, Полугаевским…

- Каждые матчи – это тема для книги. Матчи с Каспаровым на титул чемпиона мира были очень затяжными. И тут можно вспомнить эпизод, когда по дороге на игру я чуть не разбился в машине. Зато партию у Каспарова выиграл.

- А чем запомнились матчи с Полугаевским?


- Жаль, что в 1973 г. мы с ним столкнулись уже в четверть-финале чемпионата СССР. В тот момент он был на пике карьеры, но я был сильнее. Хорошо зная историю шахмат, могу сказать, что никто в такой манере не играл. Условно говоря, есть стиль Фишера, а есть стиль Полугаевского. Он сел играть как белыми, так и черными. Умел строить сицилианскую защиту. Да и вообще умел обороняться. Но очень любил и атаковать. То есть у него практически не было слабых мест. Просто в то время были шахматисты еще сильнее его. Не буду показывать пальцем на себя. Лев был добрым и порядочным человеком, поэтому я дважды приглашал его в качестве секунданта. Кстати, как раз в поединках с Корчным, которые состоялись ровно 30 лет назад. Увы, больше десяти лет  назад он ушел из жизни, а матчи Карпов – Полугаевский стали классикой.

- Многие считают вас любимчиком власти. Вы, наверное, с этим не согласитесь?

- Я говорил и буду говорить, что у нас не перевелись еще в стране швондеры и шариковы. Хотя много и таких, как Филипп Филиппович Преображенский. Вот швондеры меня подозревали в измене Родине! Это было тогда, когда встречался с Бобби Фишером, чтобы провести с ним матч. Эти швондеры заподозрили неладное. И тогда пришлось выходить на самый высокий уровень. И только тогда, образно говоря, шариковы перестали меня  кусать. Но время швондеров не закончилось. Раньше все гроссмейстеры имели отличное образование и кругозор. Это и выделяло нашу шахматную школу. А мы пошли по так называемому американскому пути. Это – узкопрофильное образование. Надо мыслить масштабно, а не просто двигать фигуры.

- А с сильными мира сего были знакомы?


- Да со многими. С Леонидом Ильичем Брежневым, Андреем Андреевичем Громыко, Борисом Николаевичем Ельциным. К тому же с разными великими спортсменами. Дело в том, что Брежнев, Ельцин любили спорт. Один – хоккей. Другой – волейбол, теннис. Их отличала любовь к спортсменам-победителям. Но и нынешние руководители страны любят спорт. Путин очень многое сделал для того, чтобы мы получили Олимпиаду в Сочи, чемпионат мира по футболу, чемпионат по фигурному катанию и другие турниры.

- На выборах президента ФИДЕ вы проиграли Илюмжинову. Тем не менее, по вашему мнению, как должны развиваться шахматы?

- Я считаю, что нужно просто играть по правилам. А сейчас все решают деньги. Мы не развиваем шахматы на уровне международной федерации. Чемпионы мира получают за победу даже меньше, чем в те времена, когда я играл с Каспаровым. Утрачивается престиж шахмат как интеллектуальной игры. Люди, которые не входят в сотню лучших спортсменов получают смешные деньги. И тут, на этой волне, в шахматы попадают, увы, шариковы. Так будет до тех пор, пока мы не поймем: хорошая работа должна хорошо оплачиваться. И тогда не будет места швондерам.

- Анатолий Евгеньевич! Известно, что даже такого выдающегося человека, как вы, не один раз грабили.

- Было такое дело. Однажды в Швейцарии среди бела дня отняли книгу о филателии и нумизматике. Точнее, рукопись моей книги, ведь я разбираюсь в этих темах, коллекционер. Украли и деньги, но мне жалко рукописи. Они не горят, но их крадут. Удалось все восстановить, и книга выйдет. Но обидно было до слез.

- А есть минуты, которые не хотелось бы вспоминать?

- Конечно. В прошлом году я облетел едва ли не весь мир, когда соревновался с Илюмжиновым, за право занять пост руководителя ФИДЕ. Это была большая нагрузка, но я с ней справился. В августе на два дня прилетел в Москву. Стояла страшная жара и смог. Две ночи просто не мог заснуть. Думал – скорее бы в самолет. А еще не могу терпеть хамство, даже в магазине. Но в принципе я не конфликтный человек.

SPORTWEEK № 20 (159)

 


ZOOM

10 МАРТА 2011 ГОДА. МАНЧЕСТЕР (АНГЛИЯ) Ребекка Адлингтон на чемпионате Великобритании, дистанция 800 м вольным стилем. (фото: FOTOBANK/Getty images/Clive Rose)

19 АВГУСТА, ЦЮРИХ (ШВЕЙЦАРИЯ) Чешская прыгунья с шестом Иржина Птачникова терпит неудачу на этапе «Бриллиантовой лиги» (фото: EPA/ALESSANDRO DELLA BELLA)

2 СЕНТЯБРЯ. ОКЛЕНД (НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ) Афелеки Пэйлинайс из Tasman пытается убежать от игроков Counties Manukau в матче 6-го раунда Кубка ITM (фото: FOTOBANK/Getty Images/Hannah Johnston)


SportWeek Опрос

Сколько российских клубов ("Рубин", "Спартак", "Локомотив" и "Алания") сумеют преодолеть раунд плэй-офф Лиги чемпионов и Лиги Европы?
 

rss
Карта