SportWeek Архив Смертельные гонки

Смертельные гонки

 Смертельные гонки Текст: Игорь Гольдес
Черный октябрь 2011-го напомнил нам, насколько это опасная штука – мир высоких скоростей. В последние годы летальных исходов на престижнейших гонках удавалось избегать, но тут с промежутком в неделю грянули две трагедии – сначала на последнем в этом сезоне этапе первенства «Индикар» в Лас-Вегасе погиб чемпион этой серии 2005 г. британец Дэн Уэлдон. А следом в результате аварии на Гран-при Малайзии расстался с жизнью мотогонщик серии MotoGP итальянец Марко Симончелли. Если вспомнить и аварию, в которой чудом выжил пилот «Формулы-1» Роберт Кубица, приходится признать, что 2011 г. оказался одним из самых трагичных в гоночном спорте.

В «Индикаре» случаев гибели илотов не было с 2006 г., когда на этапе в Майами погиб американец Пол Дана. В MotoGP – с 2003-го, когда на Гран-при Японии разбился Дадзиро Като. Талантливейший гонщик на скорости, превышавшей 200 км/ч, не вписался в поворот трассы и на полном ходу практически перпендикулярно врезался в полутораметровый железобетонный отбойник, расположенный всего в 2 м от края трека. Тогда еще там не было ни гравия, ни резиновых матов, ни покрышек по периметру. Honda Дадзиро Като превратилась в одно сплошное нагромождение искореженного металла и расколовшегося на куски алюминия. Като получил несколько серьезнейших травм, в том числе перелом основания черепа, и через две недели, не выходя из комы, скончался.

Гибель Като потрясла мир мотогонок. Дадзиро к этому моменту уже выиграл титул в классе 250 куб. см. Ему прочили титул и в MotoGP, полагая, что он станет единственным достойным конкурентом для Валентино Росси. Такой ужасной аварии на глазах у тысяч японских болельщиков еще не было: все произошло менее чем за 3 секунды.

Немало трагических случаев гибели гонщиков насчитывает ралли «Париж – Дакар» (ныне просто «Дакар»). В 1988 г. разбился грузовик голландской команды ОАР, лидировавший в гонке с большим отрывом. Оба водителя погибли на месте. 10 января 2005 г. в испанском госпитале после недельного пребывания в коме скончался испанский мотоциклист Хосе Мануэль Перес. Спустя два дня, на 11-м этапе, погиб один из сильнейших гонщиков-мотоциклистов мира Фабрицио Меони. Два бельгийских мотоциклиста погибли под колесами грузовиков. Вообще же за всю историю пустынного марафона погибли 22 спортсмена. Последний в скорбном списке – Паскаль Терри из Франции. Снова мотоциклист. 7 января 2009 г. было найдено его тело, которое лежало на отдаленной части второго этапа. Терри считался пропавшим без вести в течение трех дней.

Кто мог бы считаться самой трагической фигурой в мире автоспорта – так это француз Пьер Левег. Он был потомственным гонщиком – его дядя выступал в престижных соревнованиях еще в начале прошлого столетия. Мечтой Левега была победа в 24-часовой гонке в Ле-Мане. Он пытался осуществить ее с 1938 г. – и все безуспешно. Наконец в 1955 г., когда Левег был уже глубоким ветераном – оставались считанные месяцы до 50-летнего юбилея, – судьба, казалось бы, подарила ему великолепный шанс. Ему предложили место за рулем заводского Mercedes – мирового лидера того времени. Но на деле все получилось совершенно иначе. Машина Левега, наткнувшись на корпус шедшего впереди и резко тормознувшего болида, взмыла в воздух и рухнула прямо на переполненные трибуны. Огонь и обломки, несущиеся с огромной скоростью (а корпус «Мерседеса» был вдобавок выполнен с добавками магния), стали причиной самой страшной трагедии в мире автоспорта – погибли сам гонщик и 86 зрителей. Чудовищная авария привела к тому, что Mercedes-Benz надолго прекратил участие в автоспортивных соревнованиях, вернувшись в них только через 32 года – в 1987-м.

Что касается самой успешной и раскрученной серии – «Формулы-1», тут число погибших пилотов тоже исчисляется десятками. Первым на тот свет отправился итальянец Луиджи Фаджоли. В 1952 г. на Гран-при Монако во время тренировочного заезда он потерял управление в туннеле и врезался в бетонную балюстраду. Его выбросило из автомобиля, в госпиталь гонщика доставили в бессознательном состоянии. Четыре дня спустя Фаджоли пришел в сознание. Казалось, опасность миновала, но по прошествии трех недель после аварии у него случился рецидив – полностью отказала нервная система, и он скончался.

Впрочем, причиной смерти не всегда становилась авария. Карл Скарборо, финишировав 12-м в гонке 1953 г. на трассе Индианаполиса, умер от теплового удара.

В первые годы существования «Ф-1» медицинское обеспечение было весьма примитивным, и в ряде случаев этот фактор оказывался решающим. Например, в случае Шарля де Торнако. Он не был талантливым гонщиком. Гонки обожал, но водил плохо. Попал в «Формулу» только благодаря связям, деньгам и энтузиазму. Погиб же во время практики к Гран-при Модены 1953 г., когда на сложном участке трассы не справился с управлением. Его «Феррари» перевернулся, и Шарль получил тяжелые повреждения головы и шеи. Де Торнако умер в салоне обычного автомобиля, на котором его хотели отвезти в больницу.

Одной из самых известных трагедий в истории «Формулы-1» считается та, которая произошла в 1955 г. с Альберто Аскари. Он также принадлежал к гоночной династии. Его отец, Антонио-старший, погиб, когда сыну не было еще и семи лет. Аскари-сына этот факт не отпугнул. Он пошел по отцовской стезе, но при этом был очень суеверным. Зная, что отец погиб 26 мая 1925 г. в возрасте 36 лет, никогда не садился за руль 26-го числа любого месяца, а когда ему исполнилось 36 (в июле 54-го), вообще хотел завязать с автогонками.

Но не завязал – и зря. 22 мая 1955 г. на Гран-при Монако Аскари попал в аварию на набережной – его болид пробил ограждение и рухнул в воду. Альберто отделался испугом и легкими травмами лица, но не расценил это как предупреждение свыше. Напротив, даже подумал, что это счастливый знак. Вспомнил пословицу про снаряд, который в одну воронку дважды не попадает. И спустя четыре дня, 26 мая, аккурат в день 30-летия гибели его отца и находясь в возрасте ровно 36 лет, сел за руль «Феррари» на трассе в Монце, чтобы протестировать автомобиль к предстоящей гонке. По загадочной причине его машина потеряла управление и вылетела с трассы, перевернувшись несколько раз. Смерть Аскари была мгновенной.

Любители автогонок более близкой к нам эпохи были потрясены гибелью Айртона Сенны, одного из самых успешных пилотов «Формулы-1» первой половины 1990-х гг. В 1994 г. Сенна перешел из «Макларена» в «Уильямс-Рено», сильнейшую на тот момент команду. 1 мая 1994 г. Айртон участвовал в третьей гонке за свою новую команду – Гран-при Сан-Марино. Он выиграл поул, но сама гонка закончилась для него трагически.

В течение всего уик-энда, в который проходила эта гонка, постоянно случались различные неприятности, из которых наиболее серьезными стали две. Сначала во время пятничных свободных заездов в серьезную аварию попал Рубенс Баррикелло. Он сломал нос и ребро, оказался в больнице и не смог из-за этого участвовать в гонке. Сенна навестил Баррикелло в больнице (при этом Айртону пришлось перелезть через стену, поскольку врачи запретили посещения) и после разговора с ним пришел к выводу, что нужно пересматривать стандарты безопасности в «Формуле-1».

На следующий день во время субботней квалификации погиб австрийский гонщик Роланд Ратценбергер – его машина вылетела с трассы в скоростном вираже на скорости около 314 км\час и ударилась левой стороной о железный ограничитель. Эта смерть шокировала всех: ведь к тому моменту никто из гонщиков не погибал на трассе в течение уже 12 лет. Сенна еще более уверился в том, что необходимо срочно принимать меры по повышению безопасности. Утром, в воскресенье, по инициативе Сенны, состоялось собрание гонщиков, на котором они договорились создать рабочую группу по безопасности, которая занялась бы разработкой плана мероприятий. Пилоты вспоминали, что Сенна вел себя очень нервно, как будто предчувствовал что-то.

На 7-м круге машина Сенны сорвалась с трассы в повороте и на огромной скорости врезалась в бетонную стену. Когда Сенну достали из обломков машины, он практически не подавал признаков жизни. После проведенного обследования стало ясно, что мозг Сенны мертв и шансов на его выход из комы не осталось. Поэтому медики приняли решение прекратить искусственно поддерживать жизнь его тела. Как выяснилось, при столкновении правое переднее колесо оторвалось вместе с куском подвески и ударило Сенну по голове, при этом металлический кусок подвески пробил его шлем и нанес смертельную травму. Если бы в то время использовали современные средства пассивной безопасности, которые ограничивают перемещение головы относительно плеч, то, возможно, исход аварии был бы иным.

Своей гибелью Сенна облегчил участь пилотов: она побудила организаторов серьезно заняться проблемой безопасности. Как результат – после него на трассах «Формулы-1» летальных исходов, слава богу, пока больше не случалось.

SPORTWEEK № 43 (182)

 




Карта