SportWeek Архив «Мы встречались с прославленном Тумбой...»

«Мы встречались с прославленном Тумбой...»

Тумба – не только предмет мебели. Выдающийся шведский хоккеист Свен Юханссон, взяв себе такую фамилию, наполнил это слово качественно новым смыслом, превратив его в синоним спортивной доблести. Имя его было настолько популярным, что про Тумбу слагали песни не только на родине, но даже в Советском Союзе. Его называли «шведским бобровым», потому что он тоже показывал успехи одновременно на футбольном и хоккейном поприще. А потом переключился на гольф – и даже стал пионером этой игры в России. Увы, 1 октября легендарного Тумбы-Юханссона не стало. он ушел из жизни в возрасте 80 лет.

Так звучат строчки известной в Советском Союзе песенки на спортивную тематику, сочиненной Александрой Пахмутовой в 1968 г. Наиболее часто ее исполнял Эдуард Хиль. Ну, насчет «нетрудный» – это еще бабушка надвое сказала. Во-первых, матч, где нашим хоккеистам предстояло иметь дело с Тумбой, был далеко не один. Таких поединков был даже не один десяток. Встречались среди них, конечно, и нетрудные – такие, что завершались с крупным счетом в пользу советской ледовой дружины. Но это, как правило, в малозначимых матчах. На чемпионатах мира в основном шла серьезная рубка. Так что текст песни не слишком объективно отражает подлинную картину.

Прозвище «Тумба» взялось от названия маленького шведского городка, в котором 27 августа 1931 г. и родился Свен. Причина, по которой он его взял, – простая. Чтобы избежать путаницы с многочисленными однофамильцами, игравшими в Швеции в футбол и хоккей. «В Швеции Юханссонов можно встретить столь же часто, как в России Ивановых. А Тумба – один», – пояснял он. Все логично. Он принадлежал к плеяде титанов 50-х гг., которые достигали высот мастерства абсолютно в любой игре, элементом которой был округлый снаряд, будь то мяч – кожаный, плетеный, ребристый, любой другой, – будь то шайба. Правда, в хоккее Тумба добился гораздо большего, чем в футболе. Как, собственно, и Бобров.

Но то, что он и футболистом был весьма неплохим, подтверждает такой факт: однажды Тумба (в составе клуба «Юргорден») играл против московского «Динамо» – и забил гол самому Льву Яшину! Это ли не знак качества? Становился он и чемпионом Швеции по футболу, и за сборную несколько раз сыграл. Если быть точным, пять матчей (все – в 1954 г.). Правда, из них только один вошел в официальный реестр ФИФА.

Что же касается хоккея, тут он проявил себя в полном блеске. Его карьера продолжалась 18 лет (1950–1968 гг.). За этот период он 8 раз помог тому же «Юргордену» выигрывать национальный чемпионат. Трижды становился лучшим бомбардиром лиги.

Вместе с «Тре Крунур» он сыграл на 14 чемпионатах мира и четырех Олимпиадах. На его счету – две олимпийские награды (серебро и бронза) и девять медалей чемпионата мира (в том числе три золотые). Любопытно отметить, что шведам удалось впервые познать радость победы на мировом первенстве только в эпоху Тумбы. Когда же эта эпоха закончилась, им не удавалось взойти на вершину еще очень долго – вплоть до 1987 г.

Тумба дважды признавался лучшим нападающим мирового первенства (1957 и 1962 гг.) и стал лучшим бомбардиром Олимпиады в Инсбруке в 1964 г. Он установил рекорд по количеству проведенных за сборную шайб (186 в 245 играх). И так и унес его с собой в могилу. Пока никто не в силах этот рекорд у него отобрать.

Особенно дорого для Тумбы было мировое первенство 1957 г., которое прошло на Большой спортивной арене «Лужников». Решающий матч СССР – Швеция в присутствии 50 (пятидесяти – это не опечатка) тысяч зрителей завершился ничьей – 4:4, которая устроила «Тре Крунур».

Она позволила шведам стать чемпионами. Тумба тогда обескуражил советскую команду хитрым приемом. Наши тренеры решили приставить к нему персонального сторожа, и кто-то из защитников не отходил от него ни на шаг. Тумба, видя такое дело, выходил на лед и… «опекал» другого нашего игрока. Таким образом, он отвлекал на себя двух советских хоккеистов, и шведы при сменах Юханссона постоянно находились, по сути, в большинстве.

Острое соперничество на льду не мешало Юханссону оставаться одним из самых уважаемых иностранных хоккеистов в нашей стране. Он и сам любил советский хоккей и дружил со многими отечественными мастерами шайбы. «В 1954-м у вас были великолепные мастера – Пучков, Бобров, Шувалов, Бабич, Кузин, Крылов, Кучевский, Жибуртович, – вспоминал Тумба. – А через три года в Лужниках мы завоевали золотые медали, и меня наградили призом «Лучшему нападающему чемпионата». Хорошо помню, как на прощальном вечере Всеволод Бобров поздравил нас с победой».

Дружеские отношения с нашими спортсменами Тумба пронес через всю жизнь. Он основал благотворительный фонд для поддержки ветеранов спорта, который помог, в частности, в проведении операции на бедре Льву Яшину. Узнав о тяжелой болезни нападающего «Локомотива» Виктора Якушева, он и ему помогал с лекарствами. Написанная им книга «Тумба учит играть в хоккей», изданная в СССР в 1960-х гг., послужила прекрасным учебником для юных хоккеистов.

В 1997 г. Тумба был включен в Международный зал хоккейной славы ИИХФ. В 1999-м его признали лучшим хоккеистом в истории Швеции, причем в качестве соперников Тумбы в борьбе за это звание выступили звезды НХЛ Питер Форсберг и Матс Сундин.

А вот еще один любопытный факт его биографии: Тумба был самым первым европейцем, получившим приглашение в тренировочный лагерь команды НХЛ. В 1957 г. его пригласил «Бостон Брюинз». И хотя до заключения контракта дело не дошло, именно Тумба-Юханссон первым сломал господствовавший тогда в Канаде стереотип о «неполноценности» европейского хоккея. Кстати, 5 игр тогда в Канаде Свен все же провел – в лиге Квебека за команду «Квебек Эйсес».

После завершения хоккейной карьеры Тумба стал популяризатором гольфа в Швеции, а затем и в СССР, выступая при этом и как дизайнер гольф-клубов. «В 40–50 лет уже сложно было кататься на коньках, но в гольфе я хотя бы мог оставаться с клюшкой», – пояснял Юханссон.

И в новой для себя ипостаси добился определенных успехов, принимая участие в международных турнирах. В частности, представлял сборную Швеции на Кубке Эйзенхауэра (1971 г.) и Кубке мира (1973 г.) и стал победителем скандинавского международного матча в 1970 г.

Тумба освоил среди прочего и профессию проектировщика-дизайнера. Только в Швеции по его чертежам было построено более десяти гольф-полей. А имея свой бизнес, он был в состоянии спонсировать два собственных турнира – один коммерческий, среди известных компаний, а другой – для профессионалов и любителей одновременно.

В Советском Союзе он открыл первый гольф-клуб – Московский городской. Идея поначалу казалась сомнительной: надо было не только добиться разрешения на строительство, но еще и вызвать интерес к этой игре у россиян и заставить их полюбить гольф. Препятствий было много, но Тумба, как всегда, со всеми справился.

Памятное событие произошло 15 сентября 1987 г. на городском пустыре на улице Довженко. В церемонии «закладки камня» вместе с ним участвовали и другие известные спортсмены – Пеле, Майк Тайсон, Александр Рагулин. Каждый из них сделал символический удар клюшкой.

В следующем году клуб отпразднует четвертьвековой юбилей. Каждый сезон он собирает тысячи любителей гольфа. Потрясающая атмосфера, располагающая к игре, отдыху и общению, делает его местом встречи предпринимателей и профессионалов, их друзей и членов их семей.

SPORTWEEK № 41 (180)

 




Карта