SportWeek Архив Падение Сократа

Падение Сократа

Текст: Игорь Гольдес

Пару недель назад мировые информационные агентства распространили сообщение: бывший капитан сборной Бразилии по футболу Сократес введен в состояние искусственной комы в связи с внутренним кровотечением, вызванным циррозом печени. Который развился от чрезмерного употребления алкоголя. Когда-то он являл собой весьма нетипичный для Бразилии образ футболиста-интеллектуала. Теперь же, превратившись в законченного пьяницу, выглядит в свои 57 лет старой развалиной.

Сократес – один из самых больших оригиналов в истории бразильского футбола. Когда он был игроком, казалось, природа специально создала его в противовес штампованным выходцам из фавел, нищим и малообразованным, но будто созданным для ножного мяча на генетическом уровне.

Сократес тоже был очень ловок в обращении с мячом, и его движения на поле даже сравнивали с движениями танцора самбы. Но при этом он качал не только и столько мышцы ног, сколько «мышцы головы», подчеркивая, что футбол для него – всего-навсего хобби, временное занятие и что вообще-то он рассчитывает пойти по врачебной или политической стезе.

В его контракте, когда он только начинал карьеру, значился уникальный пункт: команде («Ботафого» из Рибейрао-Прето) запрещалось вмешиваться в его учебу в медицинском университете. Таким образом, профессионально играя в футбол, он попутно стал дипломированным врачом-педиатром, и с тех пор его стали звать Доктор Сократес.

Его отец Раймундо и сам был большой оригинал. Поклонник древнегреческих мыслителей, он назвал трех первых своих сыновей Сократес, Состенес и Софоклес. Четвертому повезло больше – он получил свое имя в честь отца, сократил его до Раи и именно в таком варианте получил известность как футболист.

Раймундо был федеральным налоговым агентом и заядлым библиофилом. В Сократесе он нашел своего продолжателя: старший сын, будучи подростком, читал запоем труды Платона, Канта, Фрейда, Маккиавелли, Руссо. В 1977 г., получив диплом врача, он уже достаточно высоко котировался и как футболист. Сократес подписал контракт с первым серьезным клубом – «Коринтиансом».

В тот момент президент «Коринтианса» Висенте Матеус еще не знал, что приобретает не только футболиста-медика, но и футболиста-революционера, народного трибуна. Широко эрудированный и во все вникающий Сократес сумел кардинально перестроить весь уклад клуба. Опираясь на свой безграничный авторитет среди партнеров, риторические способности и силу убеждения, он заставил руководителей «Коринтианса» согласиться на целую серию шагов, направленных на облегчение положения игроков и служащих и на ведение хозяйства.

Сократес следил за тем, чтобы зарплата игроков индексировалась в соответствии с инфляцией. Добился того, что игроки сами выбирали себе тренера(!). При этом, заботясь о всеобщем благе, он не забывал и о себе. Имея $20 000 ежемесячного дохода, он был самым высокооплачиваемым футболистом Бразилии.

В бразильской прессе появился термин «демократия «Коринтианса». «Наша команда жила, трудилась и играла гармонично, – рассказывал Сократес. – Каждый из нас имел одинаковые права независимо от образования, цвета кожи, политических взглядов. Каждый мог высказывать свою точку зрения. Она обсуждалась, и, бывало, человек прощался с клубом по своему желанию. Знаменитый вратарь Леао некоторые время был у нас, но предпочел возвратиться в «Палмейрас». Леао – сильная личность, но ему чужды демократические взгляды, и это мешало командной работе. Он был поборником «старой школы», выступал за непременные сборы перед матчами – метод, против которого я всегда боролся. Сборы, пребывание в изоляции могут быть полезны только для холостых футболистов. Для тех же, кто обзавелся семьями, они не нужны».

В Бразилии, жившей еще в условиях диктатуры, Сократес придерживался радикальных левых взглядов. Он отпустил волосы и отрастил бородку, чтобы быть внешне похожим на Че Гевару, кумира всего латиноамериканского студенчества. «Если бы это было нужно для решения социальных проблем, я бы взялся за оружие», – сказал он как-то. Сократес активно включился в политическую жизнь страны. 16 апреля 1984 г. он выступил на гигантском, собравшем 2 млн человек, митинге, требуя свободных выборов.

Миланский «Интер», который приобрел Карл-Хайнца Румменигге, очень хотел, чтобы рядом с немецким форвардом в черно-синей майке играл Сократес. Но тот ответил, что он лучше останется на родине и будет помогать свергать диктатуру. В то время сенатом должен был решаться вопрос – быть или не быть прямым президентским выборам. Сократес поставил для себя самого продолжение футбольной карьеры в зависимость от решения этого вопроса. Он объявил, что не уедет из страны, если сенат их ратифицирует.

Но сенат их отверг. И Сократес незамедлительно отправился в Италию – только не в «Интер», а в «Фиорентину». Та предложила ему выгодный контракт – с чистым заработком $825 000 в год и рядом льгот, включая расходы на образование для всех четырех его детей. Во Флоренции у Сократеса все стало складываться тяжело. Увлекшись политикой, он два месяца почти не тренировался. Ему выделили переводчика, который слабо понимал, что он говорит, – а Сократес говорил всегда умно и витиевато. Не ладилось и с результатами. В Кубке УЕФА «Фиорентина» «пролетела» «Андерлехту» 2:6.

«В конце сезона, – вспоминает Сократес, – мы играли ничего не значащий с турнирной точки зрения матч. Я услышал, как в раздевалке игроки стали передавать друг другу фразу: надо, чтобы была ничья. Я не мог скрыть возмущения и сказал, что буду играть на победу. На поле происходило невероятное. Игра выглядела внешне нормально, разве что борьбы было немного. Но за первые 45 минут я ни разу не получил пас от партнеров, а в тех редких случаях, когда мяч попадал случайно ко мне, я незамедлительно получал удар по ногам от соперника, который был ближе всего ко мне. Я отказался выйти на второй тайм и прямо в перерыве собрал вещи и уехал домой. Не хотел участвовать в этом позорном действе. В такой футбол мне прежде играть не доводилось. Матч закончился нулевой ничьей».

Явление Сократеса мировой футбольной публике состоялось на чемпионате мира 1982 г. Он был лидером блистательной сборной Бразилии, которую записали в «моральные победители», а его мастерство не могло не вызвать всеобщего восхищения.

На следующий мундиаль, 1986 г., тренер Теле Сантана взял его, скорее, за старые заслуги. Бразильская пресса упрекала Доктора за то, что он отправился на чемпионат мира, словно на прогулку, – литрами поглощая пиво, не заботясь о своем физическом состоянии. Это не совсем соответствовало истине, но доля правды была. Сантана действительно позволял своему «академику» многое.

«По жизни меня постоянно упрекали за две вещи: малое время, уделяемое тренировкам, и нелады с режимом, – говорит Сократес. – Первый из этих упреков был надуманным. Второй – увы, справедливым. Курил я много. И выпивал тоже, чего уж греха таить». Главным моментом ЧМ-86 для Сократеса стал пенальти, не забитый им в послематчевой серии с французами в четвертьфинале. Голкипер «Трехцветных» Батс видел до этого, как он без разбега, прямо с места, выполнял 11-метровый в игре с Польшей, был к этому готов и спокойно взял мяч.

После завершения футбольной карьеры Сократес объявил о том, что вложил заработанные деньги в клинику. В своем рабочем кабинете он установил бюст своего античного тезки – Сократа. Какое-то время он занимался врачебной практикой, но недолго. Ушел в журналистику, сотрудничая с печатными изданиями и телевидением.

Около семи лет назад он совершил еще один оригинальный поступок. В возрасте 50 лет решил вдруг… возобновить карьеру в футболе. Подписал контракт сроком на один месяц с клубом одного из низших английских дивизионов «Гарфорт Таун». Владелец которого, бизнесмен Саймон Клиффорд, был одержим идеей создания сети школ бразильского футбольного мастерства по всему миру. И пригласил в качестве рекламы своего проекта Сократеса. Возобновление карьеры, конечно, было довольно символическое и на весьма непродолжительное время. Легендарный футболист сыграл всего в одном матче, и то какие-то 15 минут.

…Возвращаясь к недавней новости: в этот раз коллеги-врачи вытащили его с того света. Но протянет ли Сократес хотя бы до 60?

SPORTWEEK № 37 (176)

 




rss
Карта