главная страница
28 октября 2008 года
Edit Edit2

«Финал чемпионата России был тяжелее»


Hans Deryk/Reuters
19:47 21.08.2008 Автор: Фёдор Аветисов
Категории: Пекин-2008, Вольная борьба
Метки: Ширвани Мурадов

21 августа на Олимпийских играх в Пекине завершился турнир по вольной борьбе.
Единственную золотую медаль сборной России принес Ширвани Мурадов.


– Ширвани, где твоя радость?
- Сейчас она не ощущается. Я буду радоваться на родной земле, где меня будут встречать друзья и близкие.

– Показалось, что ты, несмотря на победу, не показал на олимпийском турнире свою лучшую борьбу.
– Действительно, это так. Мне об этом уже сказали и тренеры, и близкие, которые находятся в Пекине вместе со мной. Мог и получше отбороться.

– А почему не получилось?
– Наверное, сказалось давление – это ведь Олимпийские игры. Я чувствовал очень большую ответственность. Вы представьте: вся страна, вся республика, все близкие мне люди смотрели, переживала за меня. Поэтому я боролся без права на ошибку.

– То есть, все дело в психологии?
– Да, конечно. Человек, который приехал на Олимпийские игры за победой – а я приехал только за победой, все равно будет думать, как это сделать, как выиграть, как не подвести.

– Поэтому так переживал сегодня Георгий Кетоев, который стал бронзовым призером?
– Да, он не ощущает никакой радости. Он знал, зачем он приезжал и видит, с чем уезжает. Мы это очень хорошо понимаем. Поэтому никто из ребят его не поздравлял с бронзой – зачем человеку душу травить.

– Почему Кетоев проиграл в полуфинале?
– Кетоев – очень сильный спортсмен. Я думаю, все – и в сборной, и другие специалисты – в нашей команде именно его считали первым претендентом на золото. Но у него была большая сгонка веса, а сгонка истощает организм. У меня все в порядке, боевой вес так и есть – 96 кг. Не знаю, сколько именно сгонял Георгий, знаю только, что очень много. А вообще, он на голову сильнее всех соперников.

– А ты тоже ехал в Пекин только за золотом?
– Вся наша команда вольников ехала в Пекин исключительно за золотом. Могу сказать это за всех ребят. И я, конечно, не исключение. Я ехал с настроем: или все – или ничего.

– Какая схватка оказалась наиболее тяжелой у тебя?
– Полуфинальная была очень тяжелая. И, конечно, финальная.

– Во всех, кроме финальной, ты проигрывал первый период.
- Действительно, я начинал тяжеловато. Но потом, с каждой минутой, с каждым периодом я разбарывался, раскрывал дыхание. Но, повторю, свою лучшую борьбу так и не показал.

– Что было самое трудное на Олимпийских играх?
– Самое трудное было – на сборах перед Олимпийскими играми. Я постоянно думал, что за мной будет наблюдать вся страна, мои земляки и соотечественники, и я не могу подвести. Полегче стало, только когда прилетели в Пекин.

– Кого больше всего боялся подвести?
– Да всех! А в первую очередь, своих тренеров – Имамурзу Алиева и Сагида Муртазалиева. Они были постоянно рядом со мной и сильно переживали. Сагид сказал, что когда сам выигрывал Олимпийские игры, переживал не так сильно.

– Когда было тяжелее: в финале Олимпийских игр – или в финале чемпионата России против Хаджимурада Гацалова?
– Против Гацалова.

– Почему?
– Потому что он олимпийский чемпион, трехкратный чемпион мира, очень опытный спортсмен.

– Значит, правду говорят, что чемпионат России сложнее выиграть, чем Олимпийские игры?
- Нет, я с этим не согласен. Конечно, финальная схватка на чемпионате России против Хаджимурада была тяжелая. Но на Олимпийских играх нашему уровню и другие ребята соответствовали – как минимум все, кто стоял сегодня на пьедестале.

– А чем тебе вообще нравится этот вид спорта?
– Если честно, я думаю, что для меня это больше работа, очень тяжелая работа. Наверное, своих детей я в борьбу не отдам, если у меня будет возможность дать им хорошее образование, как дают в состоятельных семьях, отправляя детей учиться в Лондон или в Москву.

– На ковре ты взрывной, а сейчас какой-то спокойный, задумчивый.
– Нет, все нормально. Я очень рад. Просто думаю – как там мать… Не сомневаюсь, что она очень рада. Она всю жизнь мечтала о моей большой победе, очень много для этого сделала. Правильно будет сказать, что мать – мой второй тренер. В зал она, конечно, никогда не приходила, но дома морально поддерживала всегда. Я знаю, как это бывает в других семьях, матери говорят сыновья, которые занимаются борьбой: сыночек, может, не надо, ведь это больно, тяжело. В моей семье такого – не было. Мать старалась заменить мне отца, правильно меня воспитывала, всегда повторяла: чтобы стать человеком, надо трудиться; раз начал – доведи до конца; сделай все, чтобы ходить потом с высоко поднятой головой.

– Какой маме сделаешь подарок после возвращения?
– Главный подарок матери я уже сделал, это – олимпийское золото. Думаю, другую медаль она бы не признала. Если бы я выиграл, допустим, серебро… Я бы приехал с большим букетом роз, с подарком – хорошим и дорогим. Мать мне очень обрадовалась бы. Как любая другая мать, обняла своего сына, сказала бы: ничего, молодец. Но… Я знаю свою мать. От серебряной медали она не была счастлива. А теперь я приеду домой, повешу золотую медаль матери, а потом крепко-крепко ее обниму.

Текст: Агентство «Весь спорт»


источник: Sportweek RSS

Комментарии



Впечатления дня



Загружается, подождите...
Карта-->
Карта