главная страница
18 июня 2008 года

Евро-2008
Фотография в альбом


Michael Regan/Reuters


15:01 12.06.2008 Автор: Сергей Новиков

Возможно, вы читаете эти строки не в день выхода номера, то есть уже зная, как провела футбольная сборная России свой первый матч на Евро-2008 – против испанцев. В таком случае эти заметки рискуют показаться попыткой поймать вчерашний день. Пусть так. Но ведь подготовка команды Гуса Хиддинка к альпийским экзаменам этого лета достойна стоп-кадра. На память. Как время, проведенное с толком и умом. Пусть оно лишь задавало вопросы, оставив ответы ближайшим июньским неделям.


Для чего нужны были Хиддинку победные спарринги с сербами и литовцами?

С интервалом в неделю баварский городок Бургхаузен дивился двум разным сборным России. Изымаешь стартовые протоколы этих матчей из контекста места и времени (наверняка так и поступят в будущем футбольные архивариусы) – получаешь сумятицу и отсутствие всякой логики в кадровых решениях. Встраиваешь их в один событийный ряд с проведенным еще в Москве тестовым поединком против казахстанцев – и в намерениях голландца не остается практически ни одного намека на пресловутые «авось» и «главное – ввязаться в бой...»

Первая из немецких встреч – с сербами (правильнее – ее первый тайм) – показалась генеральной репетицией инсбрукского выхода против испанцев. И всерьез омрачили ее только два обстоятельства: травмированное колено Погребняка и коллективный ступор в эпизоде сербского гола от Пантелича. Единственное разночтение в стартовых составах и расстановке в сравнении с Москвой (Сычев справа в полузащите вместо Быстрова) – верная реакция на разницу в черкизовских трактовках ими этой роли.

А матч против литовцев был чистым факультативом, моральной подкормкой тем, кто работал много, но мало играл. Это как разгрузочное переключение после жесткой пахоты, вполне заменившее Хиддинку разъяснения игрокам, кто есть кто сегодня в его обойме. Он выбирал от противного. Самые верные из патронов – Акинфеев, Анюков и Жирков (плюс травмированные Погребняк и Габулов и проверенный прежде Саенко) – не играли. Те, кому на встречу с испанцами не выходить вовсе или почти наверняка начинать ее в резерве, – Аршавин, Малафеев, Игнашевич, В. Березуцкий, Торбинский – были в деле от свистка до свистка. Остальные провели на поле большей частью по тайму. И едва ли хоть кто-то заставил тренера пересмотреть сложившуюся систему кадровых приоритетов.

Определился ли тренерский штаб с игровой тактической схемой?

Применительно к матчу против испанцев – несомненно. Ведь построение 4–1–4–1 (определяем его так с известной долей условности) оставалось неизменным всю спарринговую сессию. С первой до последней минуты – какие бы замены и перестановки ни происходили. Такой выбор Хиддинка поражал и казался радикальным разве что поначалу. Но уже к исходу встречи с казахстанцами удивляться оставалось лишь тому, что команда заиграла так только теперь. Возможно, последним штрихом в картину затеянной тренером перекройки стало появление в составе Семака, идеально отвечавшего представлениям Гуса о заднем опорнике.

Посаженной излишне глубоко и ориентированной на разрушение эта схема выглядит разве что с позиций формальной логики: разрушителей – пятеро, нападающих – один. Но она допускает превеликое множество трактовок и модификаций. В версии Хиддинка это регулярное участие в наступлении обоих фланговых защитников. Плюс идеальные условия для так любимого голландцем равномерного «посева» в чужой зоне и взаимодействия группы атаки с форвардом-столбом. Именно этой гармонией, пусть и при другом тактическом каркасе, изумляли при Гусе беззвездные сборные Южной Кореи и Австралии. Иными словами, четвертый игрок обороны понадобился не столько для укрепления тылов, сколько для более богатых и неожиданных возможностей контригры.

А многочисленность полузащитников есть не что иное, как неформальное переименование как минимум четырех из них – в полунападающих!

Сколько «первых номеров» известно наверняка?

Давайте считать. Вне всяких сомнений (и при исключении ужасного форс-мажора) в заявке на первый матч не обойтись без Акинфеева в воротах, Анюкова и Жиркова на флангах обороны, Семака в зоне опорника, Зырянова с Семшовым в центре полузащиты и Павлюченко на острие. Итого – семеро.

Да и оставшиеся четыре вакансии считать нераспределенными можно с большущей долей условности.

Центр обороны, хотя и огорчал ненадежностью перманентно, наименее рыхлым выглядел под надзором связки Колодина и Широкова. Попытка в течение тайма наиграть в паре с каждым из них Игнашевича убедительных резонов не принесла.

Любимчик Хиддинка Билялетдинов печально часто разубеждал тренера в своем соответствии евроуровню и модельным характеристикам левого хавбека. Впрочем, ему, похоже, выдан персональный карт-бланш. Остается гадать, доконал или нет тренерскую веру пенальти, не забитый литовцам. Наиболее вероятный дублер Динияра в этой роли – одноклубник Торбинский. Но тогда это добровольный отказ от одного из джокеров-универсалов, умельца усилить игру выходом на замену. Причем на едва ли не любую из ролей в средней линии.

Сычев или Быстров?

Коллизии с выбором правого полузащитника (кому угодно – инсайда) занимательны настолько, что просят обособления в отдельной главе-вопросе. Не удайся спартаковцу в минувшую среду эффектный неполный тайм с собственным голом и голевым подспорьем Павлюченко, поводы для споров отыскали бы разве что наиболее рьяные поклонники красно-белых. Однако Сычев ярко сыграл против казахстанцев и сербов, а вот литовцев озадачил не слишком. Чем, возможно, посеял сомнения и в тренерской душе.

Дерзнем предположить, что разрешатся они все же в пользу локомотивца. Диапазон его возможностей и игровых ролей явно шире, чем у Быстрова, а потому и предпочтительнее. А если у Владимира так здорово получается выходить на замену, то кто сказал, что это не пригодится именно в бою с испанцами?

Жирков в обороне: всерьез и надолго?

Во многом ответ зависит от Билялетдинова. Левая сторона угрожает сделаться зоной тотального дефицита. Сначала там не хватало защитника, способного обострять игру по всей длине бровки. Это, собственно, и подвигло Хиддинка на спорную, на взгляд многих, переквалификацию армейского крайка. Теперь, с неладами в игре Динияра, слева не стало агрессора-креативщика. А в его отсутствие уже не работает, как задумано, и «алгоритм Жиркова». Юрию не осилить фланговую пахоту за двоих. А тогда если чем и жертвовать на этом фланге, то, пожалуй, все же Жирковым обороняющимся. Но никак не атакующим.

Что будет утром в среду?

Земля не перевернется, как бы ни сыгралось сборной против испанцев. Кстати, те не знают поражений вот уже в 16 матчах кряду, проведенных в прошлом и нынешнем годах. А в последней тестовой игре против американцев (в один день с россиянами) явно с умыслом репетировали все ту же и уже хорошо знакомую нам тактику 4–1–4–1!
Хиддинк не устает повторять, что за успех в предварительной группе могут сойти и пять, и даже четыре набранных очка. Следовательно, в первом матче нельзя потерять, равно как и обрести, судьбоносно много. Но зато от того, как сложится первый, а тем более следующий из поединков – против греков, зависит слишком многое в развитии образов российской сборной и ее тренера.

На нашей фотографии для истории они выглядят выразительными и симпатичными. Как никогда.


Написать комментарий

Впечатления дня



Загружается, подождите...
Карта-->
Карта