главная страница
11 октября 2008 года

Допинг
Финишная кривая


Dylan Martinez/Reuters
00:06 13.08.2008 Автор: Андрей Митьков

31 июля в российском спорте и мировой легкой атлетике грянул грандиозный скандал. Стало известно о решении Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) временно отстранить от участия во всех соревнованиях под эгидой IAAF семь российских легкоатлеток – Елену Соболеву, Дарью Пищальникову, Гульфию Ханафееву, Татьяну Томашову, Юлию Фоменко, Светлану Черкасову и Ольгу Егорову. Пять первых отобрались для участия в Олимпийских играх в Пекине и считались реальными претендентами на медали, в том числе на золотые. Причина отстранения – несовпадение ДНК спортсменок в допинг-пробах, взятых в апреле-мае и августе-сентябре 2007 года. Спортсменок подозревают в подмене биопроб (мочи).


Сообщение об отстранении российских легкоатлеток вызвало огромный резонанс во всем мире. Еще бы! По состоянию на 31 июля в списках лучших результатов сезона в мире наши спортсменки занимали следующие места: Елена Соболева – первые в беге на 800 и 1500 м, Дарья Пищальникова – первое в метании диска, Гульфия Ханафеева – пятое в метании молота, Татьяна Томашова и Юлия Фоменко – второе и седьмое в беге на 1500 м. Нюансов и подробностей было много. Главные: следов запрещенных препаратов в пробах не обнаружено; никаких свидетельств подмены проб российскими спортсменками нет; возможность наказания за несовпадение ДНК в Кодексе Всемирного антидопингового агентства (WADA) не предусмотрена. Комментариев, как водится, пришло еще больше. Все комментаторы в первую очередь обращают внимание на явные нестыковки.

«Я очень внимательно ознакомился с публикациями, в том числе в западной прессе, и не нашел ответов на основополагающие вопросы, – сказал Александр Катушев, исполнительный директор Фонда поддержки олимпийцев России, попечительский совет которого возглавляет президент РФ Дмитрий Медведев. – Почему так долго – больше года – проводились анализы первых двух проб? Хотя третью, взятую уже в июле этого года, проанализировали за два или три дня? Почему решение было вынесено за считанные дни до начала Олимпийских игр, а не хотя бы месяцем раньше? Почему общественности не предъявлены реальные, соответствующие конкретным пунктам Кодекса WADA и антидопинговых правил IAAF доказательства виновности спортсменов? Почему замалчивается вопрос о квалификации заборщиков допинг-проб, которые также могли совершить умышленную подмену или случайную ошибку? В этой ситуации говорить об объективности и беспристрастности решения IAAF невозможно».

Попытки задать эти и другие неудобные вопросы руководителям IAAF успеха не принесли. 31 июля во время телефонного разговора впал в истерику генсек IAAF Пьер Вайсс. Он кричал (аудиозапись имеется): «Я не буду ничего комментировать! Я не буду отвечать ни на какие вопросы!! Не буду отвечать!!!» На следующий день директор по связям с общественностью антидопинговой службы IAAF Крис Батлер был учтив и даже приветлив, но конкретикой не порадовал. «Боюсь, это один из вопросов, на которые я не могу сейчас ответить. Я не имею права говорить, какие конкретно основания мы имеем считать спортсменок виновными. Поверьте просто, что эти основания есть. Боюсь, я снова не смогу дать вам ответ. Не имею права» – это практически все интервью Батлера.

Спортсменки отреагировали на объявление об отстранении просто фантастически. Не стали истерить, ставить ультиматумы и шантажировать, как ранее Татьяна Лысенко или Лада Чернова со своими тренерами. Чтобы разобраться в несовпадении ДНК в биопробах 2007 года, согласились на сотрудничество с IAAF и еще 22–23 июля сдали в Москве антидопинговому комиссару IAAF Габриэлю Долле пробы для третьего анализа на ДНК. Вернули авиабилеты в Иркутск, где проходит предолимпийский сбор легкоатлетов – чтобы не бросить тень на коллег по национальной команде России. А Лена Соболева даже попросила прощения у своих болельщиков – что теперь не сможет порадовать их успешным выступлением на Олимпийских играх.

Руководители российского спорта заняли странную позицию, что диссонирует с поведением спортсменок. Признавая странности дела и объявленного решения, министр спорта Виталий Мутко, президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев, президент Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Валентин Балахничев настаивают на рассмотрении уже после Игр – чтобы не портить праздник спорта и дружбы. И с сожалением добавляют, что такие спортсменки и красавицы не имеют никаких шансов выступить в Пекине. Однако последним заявлением они, скажем так, вводят общественность в заблуждение. Шансы, хотя и объективно минимальные, отстоять девушек есть. А главное – есть абсолютно законные и цивилизованные инструменты защиты, прописанные в Олимпийской хартии и в Уставе IAAF. Это обращение в Арбитражный спортивный суд (CAS), который расквартирован в Лозанне, но в настоящее время уже работает в выездном формате в Пекине и все вопросы, так или иначе касающиеся Олимпийских игр, обязан решать в течение 24 часов.

Если отбросить стыдливое желание отложить рассмотрение до окончания Игр, существует только один реальный вариант развития событий, который позволит провести прямую дискуссию с IAAF. ВФЛА должна оправдать легкоатлеток, привезти их в Пекин и заявить для участия в Олимпиаде. IAAF, можно не сомневаться, с таким решением не согласится – и обратится в CAS. А там надо постараться, представить такие аргументы и факты, которые позволят девушкам не только побывать, но и стартовать в Пекине. Начальник правового управления ОКР Александра Бриллиантова сказала, что изучает дело легкоатлеток. «Но отмашки включаться в процесс пока не было», – уточнила она. (Для справки: спортсмены, находящиеся в статусе «временно отстраненных», не имеют права обращаться в CAS, а если ВФЛА признает девушек виновными и дисквалифицирует, IAAF совершенно точно затянет утверждение этого решения, чтобы не дать шанса обратиться в CAS.)

Желание спортивных боссов отложить рассмотрение дела на «после Олимпийских игр» легко связать с визитом в Пекин 8–9 августа премьер-министра Владимира Путина. Не хотят портить настроение главному спортсмену страны. Но источник в администрации президента сообщил о «возмущении» случившимся ответственных людей. Сейчас они занимаются изучением и анализом всей подоплеки. Есть надежда, что принципиальное решение защищать своих спортсменов, вина которых не доказана, наконец будет принято на высшем уровне.

А я сейчас часто вспоминаю историю из 2001 года. Тогда накануне чемпионата мира в Эдмонтоне в применении эритропоэтина обвинили бегунью на средние дистанции Ольгу Егорову. И хотя контрольная проба «В» во французской лаборатории в Шатено-Малабри не получилась, ее подвергли жесточайшей обструкции. Румынка Габриэла Сабо шантажировала IAAF, что не выйдет с россиянкой на одну дорожку. В той ситуации президент ВФЛА Валентин Балахничев решил привезти Егорову в Эдмонтон. Разрешение участвовать в чемпионате мира IAAF выдала ей всего за день до квалификационных забегов на дистанции 5000 м. Но через пять дней Егорова стала чемпионкой мира.

Конечно, нюансы дела Егоровой несравнимы с нынешними (сейчас вопросов гораздо больше), и сам мир спорта и околоспорта был не похож на сегодняшний – за семь лет изменилось не многое, а все. Но так хочется увидеть Лену Соболеву, финиширующую на Олимпийских играх в Пекине – первой. Это было бы красиво со всех точек зрения.


Написать комментарий

Впечатления дня



Загружается, подождите...
-->