SportWeek Футбол Самый лучший

Самый лучший

Владимир Маслаченко

14 ноября, в воскресенье, Владимир Маслаченко в своей неподражаемой манере откомментировал миланское дерби. В четверг знаменитому вратарю и великолепному комментатору стало плохо, и его госпитализировали. Надеялись на крепкое здоровье, да и большим жизнелюбом был Никитич, почитаемый болельщиками и обожаемый всеми журналистами, кому приходилось работать с ним хоть немного…

Надежды иссякли утром 28 ноября. Владимира Никитича Маслаченко не стало. Светлая ему память. Осенью он пригласил в гости наших коллег с интернет-портала sports.ru, ответив на вопросы посетителей сайта. Интервью с Маслаченко (как и всегда) получилось насыщенное, полное ярких высказываний.

О «Локомотиве».

– В «Локомотиве» происходит нормальный процесс, «Локомотив» без этого не может существовать, если хотите. Если взять советские времена, то «Локомотив» был тогда единственной московской командой, которая ныряла туда-сюда – из класса в класс.

Всплеск вот этот, который был в новейшей истории, он связан с другими причинами, но это подчеркивает то, что от традиций никуда не уйти, вы понимаете. Сейчас все вопросы – внутри организационной части «Локомотива». Командой во все времена руководили блистательные тренеры, и сейчас тоже руководит блистательный тренер. Я тогда задаю вопрос «оргкомитету», так сказать, «Локомотива», как человек, который пять долгих лет отдал команде, так вот я их хочу спросить: что они сейчас там делают? Что они вообще делают? (Первого декабря руководство «Локомотива» решило кое-что сделать: Юрий Семин был уволен. Вместо него команду будет тренировать Юрий Красножан.)

О реформах Платини.

– Труд футболиста, хотя я в нем отпахал семнадцать лет, поливая кровью и потом святую футбольную землю, с моей точки зрения, слишком переоценен. Профессия футболиста короткая – это серьезное оправдание высоких расходов. Но все-таки цена продукта слишком высока. Если Платини об этом заговорил, сам будучи высокооплачиваемым специалистом, то сермяга в его действиях есть. Но не будем забывать, что он все еще «метла», он «метет», надо ему себя проявить. На мой взгляд, достаточно ему было трансформации Кубка УЕФА, а дальше нужно было немножечко на лаврах полежать.

Мы тут на окраине вообще всех процессов в мировом футболе, хотя пыжимся изо всех сил быть почти в эпицентре. Мы в этом отношении даем ему возможность размышлять о таких вещах больше, чем все остальные.

О любимой книге.

– У меня есть две настольные книги: «Тактика футбола» Бориса Аркадьева и книга Брюса Льюиса, рассказывающая об американском телевидении, о технологии, как учебник. Любимой книги у меня нет, откровенно говоря. У меня много книг, большая библиотека. Есть определенные писатели, которым я отдаю предпочтение. Джон Стейнбек. Меня всегда интересовал феномен американской цивилизации через литературу. Фолкнер, в меньшей степени Хемингуэй. «От счастья и восторга млея, купил я том Хемингуэя. Читал три дня, три ночи я – не понял ни хемингуя». Это своего рода акын, тем не менее талантливый человек. Я регулярно читал и читаю во все времена. Я не очень жалую детективную литературу. Но вот Гришэм – это высокий детективный интеллект.

У меня есть один серьезный недостаток: если меня где-то что-то зацепило, оно тут же трансформируется в то, что я могу применить в своей работе у микрофона. Начинаю сразу прокручивать в голове, а глаза бегают по тексту, тут я думаю – стоп! А я же и не читал!

Об игре вратарей.

– У меня своя метода была. 30–45 минут – это индивидуальная тренировка. Это было мое, я занимался сам, без мяча, это такая специальная гимнастика и специальная легкая атлетика. Был у нас года четыре вратарь Боря Белов, классный парень.

Как-то его спросили про мой рост, а он говорит: «Маслак? Да он жопой садился на штангу». Прыгучесть – вот что выручало. Надо уметь правильно ловить мяч, уметь правильно падать. Еще не упал – уже должен стоять! Философия вратаря – сразу же начать атаку. Вратарь должен заранее изучить соперника, знать, кто как финтит, кто когда и куда будет отправлять мяч. Все действия противника должны быть вратарем просчитаны. Если все это у вратаря есть, если вратаря взяли в команду, то все остальное – это ноги. Мысль и ноги. Как просто!

О комментаторской профессии.

– Я очень хорошо помню все, что связано с футбольным полем, с моим участием. Я не забиваю себе голову тем, что я говорил, но многое хорошо помню. Вы понимаете, какая штука, я хочу еще раз уточнить, хотя публика никак не может понять, – я не считаю себя комментатором, я играю в футбол у микрофона. Это разные вещи.

Спортсмен, достигший многого в спорте, со званиями, регалиями, приглашен на телевидение. Он почувствовал, что ему это нравится, он остается – на радио, на телевидении. И проникается такими же знаниями, работает с такой же самоотдачей, демонстрирует такой же талант, как в своей спортивной жизни. Поэтому когда возникает вопрос: «У вас есть ученики?» – нет. Я в эту обойму не вписываюсь, я сам по себе. Я одиночка. Одри Хэпберн, потрясающая актриса, как-то сказала: «Сначала я была единственная, а теперь я уникальная». Я позволю себе стырить эту фразу и на ней закончить эту тему.

О пенсии.

– Всем, кто спрашивает о пенсии, я отвечаю так: в своем нынешнем состоянии я пребываю давно и чувствую себя замечательно. И мне нравится. Недоброжелатели никак не могут понять: они этим вопросом не свободны, а я свободен.

О любимом джазе.

– Не увлекаюсь совершенно современными джазовыми исполнителями. Я поклоняюсь стандарту. У меня есть две книги, которые будят во мне лишний раз отношение к моим увлечениям: энциклопедия джаза и «Джазовые портреты» Мураками. Того самого. Его «Портреты» разбудили во мне желание написать «Футбольные портреты». Я думаю, что я осуществлю это, я долго запрягаю.

Мои любимые исполнители Стэн Гетц, Нат Кинг Коул – это люди, которые всегда мне возвращают отличное настроение. Дейва Брубэка назову и Джорджа Ширинга. Очаровательный музыкант.

А вот когда хреново бывает на душе, когда погода плохая, поставьте знаете что? И никакой даже не джаз – Сезарию Эвору. У меня иногда складывается ощущение, что я чуть ли не первым рассказал, что это за экземпляр. В «Комсомольской правде» было интервью в виде прогноза погоды, и вдруг я почувствовал, что это то, что надо для плохой погоды. А она еще не была никому известна. Я купил совершенно случайно пластинку – что за чувиха? А потом уже она появилась в стране.

О том, усилят ли «Спартак» в Лиге чемпионов братья Комбаровы, Макгиди и Дикань.

– Никто из них сильно не поможет. Они разнообразят игру, может быть, немножко ее стабилизируют, разбавят немножечко бразильскую диаспору, хотя это трудно. Это материал не для больших целей в Лиге чемпионов. Это люди внутрироссийского разлива. (В Лиге чемпионов «Спартак» занял третье место в своей группе, не сумев выйти в одну восьмую финала. – Sportweek)

И напоследок.

– Всем, кому не ответил, кто написал, кто поинтересовался житьем-бытьем, – огромное спасибо, приглашаю всех играть в футбол у микрофона. И не называйте меня комментатором. Просто Владимир Маслаченко.

Владимира Маслаченко с нами больше нет. Мы будем его помнить. И, конечно, будем любезны.

SPORTWEEK № 48 (136)

 



ZOOM

14 АВГУСТА, СИНГАПУР 16-летний Даррен Чой через несколько мгновений зажжет факел Юношеских Олимпийских игр (фото: REUTERS/Tim Chong)

15 АВГУСТА, КОЛЕР (США) 25-летний Мартин Каймер одержал победу в плей-офф PGA Championship, и теперь специалисты прогнозируют гольф-бум в Германии (фото: FOTOBANK/Getty Images/Stuart Franklin)

19 АВГУСТА, ЦЮРИХ (ШВЕЙЦАРИЯ) Чешская прыгунья с шестом Иржина Птачникова терпит неудачу на этапе «Бриллиантовой лиги» (фото: EPA/ALESSANDRO DELLA BELLA)

SportWeek Опрос

Кому из списка номинантов вручили бы "Золотой мяч" вы?
 

Карта