SportWeek Бокс Титановые пластины короля Артура

Титановые пластины короля Артура

Интервью: Максим Розенко

Об Артуре Абрахаме весь боксерский мир узнал после боя 23 сентября 2006 года с колумбийцем Эдисоном Мирандой. В том драматичном поединке Миранда сломал Абрахаму челюсть, но Артур, несмотря на такую серьезную травму, сумел пройти всю дистанцию боя и выиграть встречу. После того поединка в челюсть уроженца Еревана встроили 2 титановые пластины и 22 винтика.

С титановой челюстью он стал боксировать еще лучше. В матче-реванше на чужой территории нокаутировал Миранду в четвертом раунде. 10 раз (!) защитил свой чемпионский титул по версии Международной боксерской федерации (IBF) в среднем весе (до 72,6 кг), а в прошлом году добровольно оставил его ради победы в Super Six World Boxing Classic. В Европе этот турнир сразу нарекли боксерской Лигой чемпионов – звание сильнейшего в нем разыгрывают шесть лучших средневесов планеты.

До старта группового турнира Артур Абрахам считался фаворитом состязаний. И в первом туре на переполненной 17-тысячной арене в Берлине наглядно подтвердил эти прогнозы, нокаутировав за шесть секунд до финального гонга экс-абсолютного чемпиона мира американца Джермена Тейлора. После глубокого нокаута 31-летний Тейлор оказался в больнице и сейчас раздумывает, стоит ли ему вообще продолжать свою боксерскую карьеру. А Король Артур, как называют Абрахама на профессиональном ринге, кроме 2 баллов за победу в качестве бонуса заработал еще одно очко за эффектный нокаут.

Во втором туре «Турнира супершести» Артур, имеющий двойное (армянское и немецкое) гражданство, отправился в Детройт. Его поединок с американцем Андре Диррелллом завершился настоящим скандалом. В 11-м раунде Абрахам, который значительно прибавил во второй половине боя, был дисквалифицирован за удар соперника, который уже стоял на коленях. Так в послужном списке Артура появилось первое поражение. Впрочем, немецкий промоутер Абрахама Вильфрид Зауэрланд подал протест на это судейское решение. Чем закончится это разбирательство, неизвестно, но в третьем туре группового турнира Артуру необходимо побеждать.

Свою подготовку к бою против британца Карла Фроча, который запланирован на 21 августа, один из лучших боксеров постсоветского пространства начнет в мае. А пока он со свойственной ему прямотой и исконно армянским чувством юмора ответил на вопросы Sportweek.

- Ваш немецкий мобильный заканчивается шестью нулями. Это ваша любимая цифра?

- Моя любимая цифра – единица. Потому что я всегда стараюсь быть первым. Во всем. А номер мобильного – это исключительно рекламный момент. У меня подписан контракт с одним из немецких мобильных операторов. Могу бесплатно звонить по всему миру. Вот они и дали мне такой номер. В принципе, удобно – его легко запомнить. Но вы, наверное, не об этом хотели меня спросить?

- Не только об этом. Признайтесь, долго укоряли себя за удар, который нанесли по уже фактически стоящему на четвереньках Дирреллу?

- Понимаете, в горячке боя я не видел, что Андре опустился на колено. Передо мной была одна цель – голова соперника. Я смотрел только на нее. Заметил, что американец ушел вниз. Но подумал, что он делает низкий уклон. Честно говоря, я остался очень разочарован поведением Диррелла. Хотя ему стоит отдать должное – он прекрасный актер. Увидел, что дело пахнет жареным, и искусно сымитировал нокаут. Если бы он был мужиком и продолжил бой, я бы точно отправил этого мальчика на настил ринга.

- Справедливости ради стоит признать, что к моменту остановки боя он уверенно вел по очкам.

- Мои раунды начинаются после шестого. Во второй половине боя я стал нагнетать давление и отправил Диррелла в нокдаун. Не знаю, почему арбитр его не засчитал. Там вообще было немного странное судейство. Но никто бы не помог американцу избежать заслуженной участи. Однако Андре, правильно оценив ситуацию, предпочел воспользоваться уловкой. Разве его можно назвать победителем боя?

- До старта Super Six World Boxing Classic вы говорили, что рассчитываете только на победу в «Турнире супершести». Сейчас, после технического поражения из-за дисквалификации, не пора подкорректировать задачи?

- Об этом не может быть и речи. Я из-за актерского таланта соперника проиграл сражение, но не войну. Тем более что регламент турнира оставляет право на ошибку. Для того чтобы выйти в полуфинал, в групповом турнире достаточно занять даже четвертое место. Но я максималист и надеюсь финишировать выше. А затем в боях по олимпийской системе буду идти к победе в турнире. Другого пути у меня просто нет. После завершения турнира корона победителя будет на голове Короля Артура.

- Кстати, психологически трудно было оставить чемпионский пояс ради участия в Super Six World Boxing Classic?

- Нет. Во-первых, потому что мне предложили хороший контракт сразу на пять боев. Прекрасная оппозиция, полные арены, неплохие гонорары – что еще нужно боксеру? А если уж быть совершенно откровенным, то у меня имелась еще одна причина. Мой гражданский вес – 80 кг. Я тратил огромное количество энергии, сгоняя 8 кг перед каждым своим предыдущим боем. Иногда сгонка веса давалась очень тяжело. А перед поединками с Тейлором и Дирреллом мне уже потребовалось похудеть только на четыре кило. Я себя прекрасно чувствовал.

- Свой самый памятный бой вы провели с Эдисоном Мирандой?

- Конечно. Боксировать со сломанной челюстью и выиграть бой по очкам – это запомнится на всю жизнь. Как и матч-реванш на чужой территории во Флориде, накануне которого Миранда обещал сделать меня инвалидом. Я ответил ему на ринге, нокаутировав в четвертом раунде. Но еще после первого поединка про Артура Абрахама узнал весь боксерский мир.

- 2 титановые пластины и 22 винтика, встроенные в вашу челюсть после первого боя с Мирандой, вам не мешают?

- Это не проблема. У кого-то ноют старые раны в связи со сменой погоды. У меня же челюсть во время дождя и снега не болит. К тому же она стала еще крепче, ведь титан – очень прочный материал.

- Вы как-то комментировали на немецком телеканале ARD бой Николая Валуева с Монти Барреттом. Понравилось?

- Да. Но чтобы стать комментатором на профессиональной основе, мне нужно немного подучиться. Немецкий язык я освоил за год своего пребывания в Германии. Но знания некоторых терминов мне пока все же не хватает. Так что комментатором после завершения активной карьеры вряд ли стану. Хотя здесь не стоит быть категоричным – помню выражение «Никогда не говори «никогда».

- С Валуевым дружите?

- Конечно. Коля – отличный парень. Помню свой дебют на профессиональном ринге 16 августа 2003 года. Я тогда в третьем раунде сокрушил немца Франка Кари Роза, а Николай – австралийца Бобби Мировича. Так получилось, что мы с ним боксировали в одной программе. Знаю, что Коля сейчас должен встретиться с кубинцем Солисом. На кону этого боя будет стоять титул челленджера – официального претендента на чемпионское звание. Думаю, Николай победит представителя острова Свободы и свой следующий бой проведет против Виталия Кличко. Слышал, что на постсоветском пространстве этого поединка уже заждались.

- Сколько вы заработали за свой дебютный бой?

- Если не ошибаюсь, 2500 евро. Сейчас за бои в «Турнире супершести» я получаю семизначные гонорары. Но тогда и эту сумму считал неплохой. Ведь все познается в сравнении. Например, за свой первый спарринг с чемпионом мира немцем Свеном Отке я получил 75 евро.

- Сейчас действительно ставите перед собой цель заработать на профессиональном ринге 50 млн евро? Это сколько же еще боев вам нужно провести?

- Не совсем так. Я поставил перед собой задачу заработать эту сумму к сорока годам. Причем не только на боксе. Но, боюсь, могу не успеть. Чисто на боксерских гонорарах заработать такие деньги нереально.

- Правда, что в юности вы занимались велоспортом? В Армении он просто не шибко развит вроде – по крайней мере, элитных армянских велогонщиков я не знаю. Артур Абрахам мог им стать?

- Я занимался велоспортом четыре года – с 12 до 16 лет. Гонял по шоссе и на треке. Два раза становился чемпионом страны среди юниоров. Но когда в 16 лет попробовал себя в боксе, понял, что здесь могу достичь более серьезных результатов. В велоспорте на мировом уровне я бы был середнячком. Может быть, меня бы взяли в какую-то итальянскую или французскую профессиональную команду. Может быть, даже проехал бы «Тур де Франс». Но я бы был там просто грегари – носил бы рояль для других.

- А сейчас трансляции «Большой петли» смотрите?

- Гранд-туры стараюсь не пропускать. Но в последние годы наблюдать за «Тур де Франс» уже не столь интересно. Лэнс Армстронг, выиграв семь французских супермногодневок, ушел на покой. А когда через четыре года вернулся, оказалось, что он уже не может быть лучшим в пелотоне. Что же мне сейчас не нравится в велоспорте больше всего – это многочисленные допинг-скандалы, которые делают очень плохую рекламу этому прекрасному виду спорта. Из-за этого в Германии интерес к велоспорту немного упал.

- А ваш интерес к классической музыке остался?

- Я от нее балдею. Каждый день утром перед походом на тренировки слушаю Баха, Моцарта, Бетховена. Днем, после утренней тренировки, включаю армянские мелодии. Также могу послушать что-то русское. Что-то из творчества Михаила Шуфутинского, например. А после вечерней тренировки вновь возвращаюсь к классической музыке. Здорово успокаивает. Попробуйте, уверен, вам понравится.

SPORTWEEK № 16 (104)

 



SportWeek Опрос

Сколько российских клубов переживут первую весеннюю стадию еврокубков?