В Борисове открылась школа для молодых мам, которые в свое время остались без материнского плеча.

Опубликовано: 31.12.2018

Развитие современных технологий привело к неизбежному появлению новых видов транспорта. Один из них — электросамокаты, которые сначала наводнили весь штат Калифорния (США), где питают особую страсть ко всему электрическому, а потом буквально захватили крупные страны Европы и в этом году получили стремительное развитие в России, на сайте купить трюковый самокат. Но это, пожалуй, именно тот случай, когда мир оказался не готов к такому повороту событий.


GARD CAN

 

 

Начнем с того, что почти во всех странах нет четко сформированной законодательной базы относительно электросамокатов. Поэтому их «водители» чувствуют себя совершенно безнаказанно, двигаясь по автомобильным магистралям в левом ряду (хорошо, если не по встречной полосе), объезжая пешеходов и не используя хоть какие-то средства безопасности. За время путешествий по Европе в этом году только в Швейцарии я видел аккуратного водителя электросамоката — в шлеме, налокотниках и всеми делами.

В остальных же случаях электросамокаты водят безобразно. В одном только Париже количество такого транспорта уже превысило 20 000, аналогичная ситуация наблюдается в других странах. В этом не было бы особой проблемы, вот только электросамокаты способны разгоняться до скорости в 35 км/ч, а у их «пилотов» не всегда есть желание надеть тот же шлем, не то что двигаться по специальной полосе. Отсюда большой риск для автомобилистов, которые могут не заметить мелкий объект на дороге, но еще больший — для переходов.

 

 

Электросамокаты часто можно встретить на обычных пешеходных дорожках, и по сути это все равно, что пустить на тротуары общего пользования автомобили. Водители самокатов не стесняются разгоняться до 20-30 км/ч, чувствуя себя на гоночном треке и обгоняя пешеходов одним за другим. Поэтому они часто становятся виновниками дорожно-транспортных происшествий: например, в этому году в том же Париже водитель электросамоката насмерть сбил 81-летнего пешехода.

В 2018 году аналогичный случай произошел в Москве, где 34-летний москвич задавил пешехода — 88-летнего мужчину. Он управлял электросамокатом IceWheel S8, который весит 18, 5 кг и может развивать скорость 35 км/ч. Для пожилого человека такое столкновение оказалось смертельным.

На самом деле случаев ДТП с электросамокатами много во всей Европе. СМИ часто пишут только о происшествиях с летальным исходом, но в действительности почти каждый день водители таких самокатов совершают наезды на переходов.

 

 

В Борисове открыли школу молодой мамы. Обучаются на таких занятиях женщины, которые сами в свое время остались без материнского плеча. Причем на уроки ходить не надо — специалисты центра готовы выехать прямо к ним домой.

На ее руке татуировка — корона. Такая же татуировка красуется и у бывшего возлюбленного. Они мечтали о королевской жизни, но инфантильные мечты разбились о действительность. Сегодня Инна Верховодько воспитывает десятимесячную дочку Лизу одна. Учится быть мамой. Хотя это непросто, когда все детство родная мама была не с тобой, а лишь где-то на бумагах.

Инна закрывает глаза и пытается вспомнить тот день, когда ее забрали от родителей: «Мать с отцом выпивали постоянно. Сколько себя помню, сама смотрела за младшим братом, кормила его. И это в шесть лет». Поначалу мать Инны вроде как исправилась. Детей вернули. Но потом женщина сама решила отдать их государству. «До сих пор не понимаю, почему она так поступила», — голос у Инны предательски дрожит.

Приют, приемная семья, жизнь у родственников. Этой молодой женщине многое пришлось пережить. От нее отказалась даже приемная мама, которая неожиданно забеременела. Какое тут детство. «Пять лет не виделась с братом. Помню, у меня выпускной, а тут к школе подъезжает машина, из нее выходит парень. Красивый, статный, с шикарным букетом. Подходит и говорит: «А я твой брат». Плакали все, даже учителя». Такой сюрприз организовала приемная семья Андрея.

Инна мечтала, что в ее семье будет по-другому. И когда познакомилась с парнем, все было как в кино: цветы, признания, подарки. Казалось, вот она — нормальная жизнь. Но тут Инна забеременела. На две недели поехала в гости к подруге. Вернулась, а будущий отец перестал с ней общаться, завел роман с другой девушкой.

Но от малышки Инна не отказалась: «Больше всего волновалась, что мне не отдадут Лизочку. Когда она родилась, у меня не было крыши над головой». Но все благополучно разрешилось — маме и девочке дали комнату в общежитии.

— Когда женщине некуда податься, можем временно заселить в кризисную комнату, — Ольга Копыток, директор ГУ «ТЦСОН Борисовского района», ее показывает. — Как видите, здесь по-домашнему уютно. Есть все необходимое. Даже продукты, если вдруг мама окажется у нас поздним вечером. Случалось, что встречали женщину из роддома. Была ситуация, когда уговаривали поехать вместе с нами отца ребенка…

В ТЦСОН Борисовского района на учете состоит 195 сирот. Ни для кого не секрет, что многие из них часто не адаптированы к реальной жизни. Например, как выполнять роль мамы, когда перед глазами не было картинки реальной семейной жизни. Инна Верховодько призналась, что первое время у нее была паника. Она то плакала, то смеялась — не знала, как подступиться к младенцу. Вот почему возникла идея организовать «Школу молодой мамы». «С мамами работает психолог, а чтобы им было комфортно, приезжаем в удобное для них время прямо домой, — специалист по социальной работе центра Нина Лазерко собирается на очередную выездную лекцию. — Подсказываем, как обращаться с ребенком, как оформить пособия, бесплатное питание для малыша. Можем помочь гуманитаркой. Если доход низкий, направляем за государственной адресной помощью.

Ольга Копыток признается, что приходится контролировать, как расходуется такая матпомощь. Некоторые, получая на руки солидную сумму денег, готовы первым делом купить мобильный телефон. Специалисты буквально берут за руку и вместе покупают продукты питания, сезонную обувь, одежду.

Самый болезненный вопрос — трудоустройство сирот. Иной раз приходится подыскивать варианты по несколько раз, а человек все равно на рабочем месте не задерживается. Ольга Копыток рассуждает: «Низкая мотивация к труду. Особенно сложно найти место под солнцем выходцам из вспомогательных школ-интернатов. Да, они получают профессию во время учебы, но найти ей применение в районе трудно. Многие специальности нежизнеспособны. Выпускаются овощеводы, слесари… Но тех же овощесовхозов в районе нет. Другая проблема, что многие сироты по закону после совершеннолетия возвращаются туда, откуда их забирали, когда они были маленькими. Часто это сельская местность, а значит, деревенские домики. Вы же понимаете, что эти девушки и юноши даже печь топить не умеют».

А бывает и так, что возвращается сирота в родительский дом, а там вместо стен — фундамент. Дом сгорел. «Вместе со специалистами других служб мы следим, чтобы закрепленное жилье было пригодно для жизни, — объясняет директор. — Для выпускников интерната, если у них нет закрепленного жилья, обязательно бронируется койко-место или комната в общежитии. Например, сейчас в районе для таких целей выделено 16 мест. Юноши и девушки также закрепляются при общежитии учебных учреждений, спасибо, что руководство идет нам навстречу. Плюс предупреждаем, что сирота должен обязательно до 23 лет собрать документы на социальное жилье. После поезд уже уйдет — и ничего доказать будет невозможно».

Автор : Таисия Азанович

Источник : СБ. Беларусь Сегодня